«Орвилл»: Из пародии на «Стартрек» — в могучую научную фантастику о вечных ценностях

Рассказываем, как шутливый проект создателя «Гриффинов» превратился в большой сериал.

В Амедиатеке можно посмотреть три сезона космооперы «Орвилл» (Orville) — проекта комика Сета Макфарлейна, создателя легендарных «Гриффинов». Если в начале сериал выглядел как умная пародия на «Стартрек» в частности и на жанр научной фантастики в целом, то к третьему сезону он дорос до самостоятельной и очень интересной истории. 

Разбираемся, кто населяет этот причудливый мир будущего, а также пытаемся понять, как Макфарлейн смог круто развернуть свой сериал и заговорить со зрителем новым голосом.

Денис Еремеев

автор

Неповторимая пародия


Космоопера Сета Макфарлейна — редкий, а может и уникальный случай в жанре. Задуманный как уважительная пародия, сериал быстро вырос в серьезную научную фантастику о демократических истинах 25 века, где шутливый тон сведен на минимум.

Для Макфарлейна, создателя бесконечно саркастических «Гриффинов», такое вообще-то не свойственно. Можно предположить, что он устал от вечно ироничной позы, и готов заявить о себе как о более серьезном авторе. Но очевидно, что им также двигало желание создать еще один фантастический мир, который, несмотря на весь эскапизм, все равно подозрительно похож на нашу реальность.

Действие сериала разворачивается в 25 веке, где Земляне давно научились преодолевать скорость света. Кроме прочего, они вступили в контакт с внеземными цивилизациями, создав с большинством из них Межпланетарный Союз. Офицер этого Союза, трудоголик Эд Мерсерс (Сет Макфарлейн), после долгих лет службы получает повышение и становится командиром корабля Орвилл, который рассекает по космосу с разными задачами: дипломатическими, исследовательскими и даже спасательными. Экипаж состоит из людей и представителей внеземных рас — Моклан, Кселиан и одного Кайлонца. Собственно, отношениям и культурным различиям между ними и посвящена значительная часть сериала.

«Орвилл» в первую очередь отдает дань вселенной «Звездного пути» (Star Trek), чьи сериалы выходили в эпоху, когда каждый эпизод был самостоятельной историей. Детище Макфарлейна на первый взгляд тоже не подает признаков магистрального сюжета. У Землян, кажется, практически нет глобальных проблем: научный прогресс процветает (возможны даже межгалактические полеты), неравенство между социальными классами побеждено (придумано устройство, бесплатно обеспечивающее базовые нужды), деньги обесценились по сравнению с репутацией, а Планетарный Союз придерживается демократических принципов по отношению к другим цивилизациям (у каждой расы в Союзе есть представили и право голоса).

Инопланетное рагу


Проблемы возникают, когда Союз сталкивается с неизученными культурами, агрессивными расами и странными феноменами в разных уголках галактики.

Например, Мокланы — они хоть и давно состоят в Союзе, и ценятся как главные поставщики оружия, их культура напрочь патриархальна, мизогинна и бескомпромиссна. Несмотря на однополое спаривание, если у них рождается девочка, они совершают хирургическую коррекцию пола. Этому аспекту в сериале уделено огромное внимание, так как один из членов команды корабля мокланец Бортус сталкивается с проблемами не только в воспитании своего ребенка, но и с осуждением его безжалостной культуры.

Кселиане — другая раса Союза, которая ценится за высокие интеллектуальные способности. Однако из-за особенностей гравитации на родной планете, они обладают непомерной физической силой вне ее. Это становится одновременно преимуществом и проклятием для сразу двух Кселианок в команде Орвилла, Алары Китан и Таллы Кеяли. Для Алары сверхсила «уравновешивается» слабым моральным духом и неуверенностью в себе, навязанной в детстве, а Талла страдает от невозможности к здоровой интимной близости — в постели она может буквально сломать партнера.

Единственный член экипажа не биологического вида, Кейлонец Айзек, — отдельная кладезь для сюжетов про искусственный интеллект, который учится любить, будучи представителем ксенофобской расы. Однако отношения между людьми на судне тоже далеки от идеала. Одна из главных линий — неудачный брак Эда Мерсера и Келли Грейсон (Эдрианн Палики), которая после развода неожиданно поступает в команду к Эду в качестве главного помощника. На протяжении всего сериала они будут искать пути для сохранения здоровых рабочих отношений, несмотря на многолетние обоюдные обиды.

Главная проблема для демократического Союза — раса Криллов. Они фанатично следуют своей вере, где заложен постулат их личного превосходства над другими расами. Неудивительно, что они считаются агрессивным народом, с которым все стараются лишний раз не связываться. Это важнейший конфликт о дилемме невмешательства, который впервые выстреливает в одном из лучших эпизодов первого сезона (он так и называется, «Krill»), причем с такой силой, что герои будут расхлебывать последствия вплоть до третьего сезона.

Уже на этом моменте становится понятно, что за шуточной и эскапистской ширмой далекого будущего таится тьма сегодняшнего дня. Очевидно, что Макфарлейн проводит параллели с 9/11 и конфликтом (в том числе идеологическим и религиозным) США с Ближним Востоком, чья взаимная агрессия не помнит истоков и не видит конца.

Близкие контакты разной степени


Кадр из третьего сезона

«Орвилл» — редкий пример, когда создатели сериала не боятся постоянно менять тон. Уже во втором сезоне они играются с темой нелинейности времени, аккуратно уложив ее в сюжет о попытках Эда и Келли вернуть прошлое, а также исследуют корни ксенофобии Кейлонцев, которая приобретает угрожающие масштабы для всего Союза. После переезда с канала Fox на стриминговый сервис Hulu сериал приобрел невиданный до этого размах: хронометраж эпизодов начал ползти вверх (некоторые идут по полтора часа), а возросший бюджет стал ощущаться даже на уровне музыки.

Но самое важное в третьем сезоне — стройное и при этом местами радикальное развитие ранее заявленных тем. Рефреном сериала окончательно становится неизбежность дипломатии и нахождения компромиссов. В каком бы демократическом и прогрессивном обществе ни жило большинство Союза, на бескрайних просторах космоса останутся народы, не готовые к переменам. И не потому что одни расы умнее, другие злее, а потому что для каждой время течет по-разному. Люди, достигшие некого подобия гармонии и процветания на своей Земле, могут лишь предложить руку помощи, а вот вмешательство в естественный ход вещей здесь только множит зло.

Самые умные эпизоды третьего сезона посвящены именно попыткам такого вмешательства со стороны команды Эда. Причем речь тут идет как об вторжении в чужую культуру, так и о навязывании своего понимания концепции времени. Как легко догадаться, все это заканчивается плачевно.

Чтобы получить удовольствие от «Орвилла», совсем необязательно быть ярым фанатом космоопер. Перефразируя известную поговорку о «Симпсонах» (которая, к слову, работает и с «Гриффинами») — все уже было в «Стартреке». Однако для счастья здесь достаточно любоваться изобретательными деталями и впитывать любовь к прекрасному будущему, к которому, по версии Макфарлейна, мы медленно, но все-таки стремимся, и которое видели в разных формах уже не раз.

Смотреть «Орвилл» 

Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp