«Садоводы»: True crime сериал, которого вы еще не видели

Абсурд, синефильство и настоящее убийство.

В Амедиатеке идет мини-сериал «Садоводы» (Landscapers), где Оливия Колман и Дэвид Тьюлис играют двух супругов Сьюзан и Кристофера Эдвардс. Их обвиняют в убийстве, совершенном много лет тому назад, но они наотрез отказываются признаваться. Рассказываем, почему этот сериал отличается от других детективных и true crime историй.

Ася Заболоцкая

автор

Основано на странных реальных событиях


Уже в практически далеком 2014 году на страницах британских таблоидов The Daily Main и The Sun появились заголовки о загадочном двойном убийстве. Событие произошло где-то в тихом городе Ноттингемшира, о котором обычно даже не пишут газеты. Никакой сенсацией это не считалось, но вышеупомянутые издания всегда любили такого рода истории. До сих пор на одном из разворотов можно прочитать, как какой-то англичанин толкает под поезд испанскую девушку из-за глубокой ненависти ко всему европейскому. Но сейчас не об этом.

«Садоводы» действительно основаны на реальной истории. И надо сразу сказать, что шоураннер Эд Синклер (кроме прочего, муж Оливии Колман) вольно интерпретирует события. Сам сценарист о них узнал из новостей, где склонны в таких случаях излишне драматизировать. В 1998 году супруги Сьюзан и Кристофер Эдвардс совершают двойное убийство. Их жертвами становятся Патрисия и Уильям Уичерлли, родители самой жены. Заметают они следы не самым лучшим способом — Кристофер закапывает оба трупа в саду. После этого их жизнь становится чуточку интереснее.

В силу того, что родителей Сьюзан особо никто не знал, да и общаться с людьми они не очень хотели, то было легко солгать об их внезапном путешествии в Ирландию. Родственникам на Рождество дочка покойных присылала открытки от имени Патрисии и Уильяма, придумывая разные оправдания, почему пожилая пара не может приехать. Сьюзан научилась подделывать их подписи, ласково разговаривать с любопытными соседями и придумала очень много всякого в силу своей широкой и безграничной фантазии.

Синефильство как главный способ эскапизма


True crime уже никого не удивляет и больше всего ассоциируется с документальными фильмами и сериалами. Главным популяризатором жанра считается Netflix, в каталоге которого есть отдельный раздел для таких проектов. «Создавая убийцу» (2015), «Руки прочь от котиков! Охота на интернет-убийцу» (2019), «Невозможно поверить» (2019) и другие шоу стали так называемыми комфорт-сериалами, хотя там обычно изобилие насилия и психологических игр. У Эда Синклера другого рода эти самые «игры», которые очень хорошо понимает режиссер «Садоводов» Уилл Шарп.

В силу того, что Сьюзан Эдвардс обожала голливудские картины 1930-х годов, то на экране иногда можно увидеть нарезку разных фильмов. Вот героиня смотрит одну из черно-белых кинолент про ковбоев и уже представляет себе жизнь в этой вселенной. На ней аутентичная одежда, характерная для Дикого Запада, а ее муж, Кристофер, выглядит как сильный образ гипермаскулинности тех времен. Больше нет английского акцента, какой-то инфантильности и стеснительности — теперь они настоящие герои, готовые вершить свою судьбу как им того захочется.

Режиссер Уилл Шарп словно жонглирует большим количеством шариков, которые как будто зависают в воздухе без какого-либо желания упасть на землю. Оба супруга обожают Жерара Депардье, а Кристофер даже переписывается с ним и получает обратные письма со французскими марками. Актер понимает мужчину лучше любого друга, поэтому их переписка становится почти сакральной. В это время Сьюзан смотрит по телевизору «Последнее метро» (1980) Франсуа Трюффо, поэтому она тоже не в реальности, а где-то там — в придуманном ею мире, навеянным любимыми фильмами.

Кино — это искусство, в котором эскапизм считается чуть ли не самым главным. Кино — это фантазия, где-то даже сон. Кино — это арт-терапия или просто поход к психотерапевту. Кино — это жизнь. Последнее очень четко понимают и Эд Синклер, и Уилл Шарп. К тому же, английский режиссер всегда любит снимать что-то на грани фантазии и реальности, несмотря на деструктивность первого. Вспомните недавнюю картину «Кошачьи миры Луиса Уэйна» (2021) и настоящий кислотный трип внутри истории.

«Садоводы» — это больше про воображение, стремительный побег от реальности и отрицание действительности. Создатели сериала прямым текстом говорят, что на экране художественное произведение, а не документально-журналистское расследование.

Английский юмор во всей красе


«Садоводы» не были бы британским проектом, если бы не фирменный английский юмор, совершенно не ассоциирующийся с true crime жанром. С первым минут сериал предлагает окунуться в мир абсолютного абсурда и сюра. Здесь нет места серьезным лицам или искренним эмоциям. Только ирония, комедия, никакой философии о смысле бытия и природе насилия. У людей нет времени думать о социальной составляющей их жизни, потому что они давно существуют в своих фантазиях.

Абсурд — это излюбленный прием британских кинематографистов. Англичанам проще понимать свою реальность через призму бреда, гротескности и комедии, поэтому супруги Эвардс совершенно не страдают, когда их арестовывают. Полиция представляет собой другой абсурдный образ, хотя вполне себе знакомый, потому что уже не раз британцы делали из детективных историй настоящий фарс. Хорошим примером служит сериал «Скотт и Бейли» (2011 — 2016), а если брать совершенно отличную деятельность от служителей правопорядка, то шоу «Зеленое крыло» (2004 — 2007) — это практически то же самое, но про врачей. 

Другими словами, полицейские в «Садоводах» также несерьезно относятся к расследованию, как Сьюзан и Кристофер к своему преступлению. Один детектив не против перекусить у соседей-свидетелей, а начальник просто ненавидит свою работу и хотел бы провести свой день где-то подальше от всяких трупов. 

Все это напоминает китчевое отношение ко всей высоколобости английской аристократии, хотя супруги Эдвардс являются представителями класса пониже. В принципе, люди даже не замечают, насколько комичными бывают в повседневной жизни, и как это отражается на их окружении. Эд Синклер и Уилл Шарп пользуются этим и создают историю, по стилистике совершенно экспериментальную, утверждая, что фантазировать — это нормально, но и тут есть опасная грань. 

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp