Как работают волшебные миры сериала «Темные начала»

Сказка, опередившая время.

После прощания с «Игрой престолов» HBO недолго скучал без магии. Новый фэнтезийный телехит канала — сериал «Темные начала» по одноименной трилогии писателя-фантаста Филипа Пулмана. Рассказываем о том, как работают его чарующие миры в тв-формате. 

Ярослав Забалуев

автор

Книги, опередившие время


Когда в 2007-м году на экраны вышел фильм Криса Вайца «Золотой компас», разразилось что-то немыслимое. Обиделись все — от католиков до Русской православной церкви, которая в тот момент еще не имела привычки оскорбляться так часто. Для картины с рейтингом 12+ и явно фэнтезийным медведем в доспехах такая реакция была, мягко говоря, неожиданной — все-таки речь шла не о «Последнем искушении Христа».

Причиной был, пожалуй, не сам фильм — в нем не было ничего такого уж оскорбительного — а литературная основа, за которую отвечал Филип Пулман, филолог, умница и один из самых ярых британских атеистов. Собственно, основа — трилогия «Темные начала» — сегодня имеет культовый статус, а бешеной популярности не снискала, кажется, исключительно из-за того, что несколько опередила время. Первый роман «Янтарный телескоп» увидел свет на два года раньше первой книги про Гарри Поттера. Написание второго и третьего тома заняло у Пулмана еще пять лет, но в итоге (в том числе и в России) «Темные начала» для большинства остались очередной книжной серией, пристегнутой к локомотиву, придуманному Джоан Роулинг.

Сериал HBO в некотором смысле призван восстановить историческую справедливость. Фильм Вайца провалился, поскольку получился несколько бестолковым — прихотливую пулмановскую прозу с разбегу в полнометражный формат не запихнешь. Сериал в этом смысле более соразмерная роману вещь, позволяющая задержать взгляд на существенных подробностях и вообще получше выписать героев. Тем более, что здесь определенно есть что задерживать и выписывать.

Потерянный рай


Пулман сам дал ключ к пониманию своей идеи уже на уровне эпиграфа, для которого выбрал цитату из знаменитой романтической поэмы Джона Мильтона «Потерянный рай». Мильтоновский шедевр, как известно, рассказывал о грехопадении и выводил дьявола в качестве романтического героя, предвосхитившего отчасти демонизм лорда Байрона. Впрочем, эпиграф это до поры лишь камертон, который стоит иметь в виду умному читателю (и зрителю).

«Темные начала» стартуют как более или менее понятное фэнтези. В центре повествования — Лира Белаква (Дафни Кин), сирота, обучающаяся в оксфордском колледже. Здесь требуется оговорка, поскольку, несмотря на понятные географические названия, действие разворачивается в параллельной вселенной. У Пулмана она напоминала викторианскую Англию, в сериале — стимпанковый вариант нашей реальности, в котором смартфоны соседствуют с красивыми дирижаблями (судя по металлическому блеску, авторы любят Led Zeppelin).

Миром этим управляет Магистериум, аналог одновременно католической церкви и инквизиции, зловещая организация, наделенная неограниченной властью. Еще одна важная особенность вселенной — деймоны — зверьки, отражающие характер каждого человека, рождающиеся вместе с ним и меняющие облик по ходу взросления. В какой-то момент становится очевидно, что деймон — выражение души хозяина.

Дядюшка Лиры, определивший ее в колледж, — лорд Азриэл в исполнении Джеймса МакЭвоя (тут вспоминаем библейского ангела Азраила, которого в Талмуде ассоциируют с Сатаной) — отважный исследователь, угрожающий сложившемуся миропорядку. На крайнем Севере он находит доказательство существования параллельного мира и таинственное вещество — пыль, способную благотворно влиять на того, кому повезет с ней столкнуться. 

Противостоит Азриэлю мисс Колтер (Рут Уилсон) — суровая женщина с деймоном-обезьянкой, ставящая бесчеловечные опыты на детях. Зная, что Лира является частью какого-то важного пророчества, мисс Колтер берет Лиру под опеку, но делает ошибку — похищает ее школьного друга Роджера. Собственно, в этой точке и начинается путешествие девочки, после которого окружающий мир уже не будет прежним.

Сотворение нового мира 


При дальнейшем разговоре надо быть аккуратнее, чтобы не испортить зрителям удовольствие. Однако скажем, что милая сказка уже в литературном формате с каждой следующей страницей превращалась в нечто совершенно иное. Будучи последовательным атеистом и исследователем фольклора по роду деятельности, Пулман противопоставляет организованной религии мысль об относительности добра и зла, важности познания и личной ответственности за свои действия. Его герои принимают участие не просто в опасном путешествии, а ни много ни мало в создании нового мира. Автор говорит, что больше всего в христианстве его занимает миф о сотворении человека и его дальнейшем противоборстве с Богом.

В смелости HBO в этом смысле сомневаться особенно не приходится — «Игра престолов» тому подтверждением. Однако на этапе первого сезона речь идет, прежде всего, о погружении и исследовании зрителем нового мира. И эта задача, надо сказать, исполнена с блеском. Ключевым автором тут стал Джек Торн, на счету которого британские «Бесстыдники» и блистательная «Это — Англия». Его почерк чувствуется в том, как сказочная вселенная устанавливает связи с нашей посредством деталей (вроде тех же смартфонов, которых во время написания книги не было чисто технически) и сочетания реалистичной манеры съемки с великолепной компьютерной графикой. И все это — необходимая подготовка перед грядущей бурей, которая случится, надо думать, уже во втором сезоне — он прозорливо был заказан еще до премьеры первого.

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki

Вам это понравится