Третий сезон сериала «Наследники»: Как развивается главная тв-драма современности

О Логанах начистоту.

«Игра престолов» кончилась, а вместе с ней,  кажется, закончились времена сериалов, которые смотрят все сразу, а не только избранные, заинтересованные конкретной тематикой. С тех пор универсально популярных шоу не было (окей, теперь есть «Игра в кальмара», но это один случай на миллион). Настала эпоха других сериалов — эксплуатационных (в хорошем смысле, то есть эксплуатирующих некие важные и волнующие темы), ярких, откровенных, провокационных.

И в этом смысле «Наследники» (Succession), чей третий сезон стартовал в Амедиатеке, воспринимаются как возвращение к старому доброму американскому телевидению, которое при всей своей зрительской привлекательности максимально углубляется в самые темные уголки человеческой натуры и социального устройства. При этом глобальным феноменом «Наследники» пока не стали — и вот почему, несмотря на это, их нужно срочно догонять.

Егор Беликов

автор

Третий сезон ровно в том же темпе


Есть ощущение, что сериалы в целом, и особенно длинные, больше не обязаны рассказывать одну цельную историю, дарить зрителю уникальное иммерсивное впечатление — это уже стало прерогативой полнометражных фильмов или мини-сериалов.

В этом смысле у шоураннера «Наследников» Джесси Армстронга другая задача — погрузить аудиторию в состояние потока, разделенного по эпизодам, в каждом из которых своя драматургия, свой сюжет, но вместе с этим хочется посмотреть все от начала до конца, и чтобы это зрелище никогда не заканчивалось. Такое ощущение потока подарить могут очень немногие проекты — это что-то вроде балетного мастерства. Кажется, что все артистам дается просто, прыжки и прочее, а на самом деле подобной легкости можно достичь лишь тяжелым трудом. И «Наследники» продолжают оставаться не только выдающимся произведением о духе времени, не только инновационным переосмыслением классической американской драмы про семью. Уже третий сезон стартовал, а это по-прежнему высокооктановое зрелище, которое ни на секундочку не уступает себе и своим прошлым достижениям. 

По сути, глобальный сюжет никак не изменился — это сага о злоключениях семьи медиамагната Логана Роя (Брайан Кокс), злого гения старой школы, своеобразного гражданина Кейна современности, управляющего бизнес-империей вместе со своими разношерстными родственниками. К третьему сезону уже сгустились тучи над этим родом, который где-то под ковром дерется за шкуру еще не убитого медведя. То есть за миллиарды Логана, которые ему придется по естественным причинам кому-то завещать.

В рядах неблагодарных детей случается раскол, и они пытаются поднять монарха на щит еще при жизни — и за всем этим внутренним конфликтом могут прозевать внешнюю угрозу. В целом все описанное уже происходило в разных формах и в предыдущих сезонах — и поэтому третий сезон со всеми уже знакомыми скорострельными диалогами в духе Аарона Соркина, выпуклыми комичными персонажами и стилизацией под фильмы про жизнь на Уолл-Стрит однозначно держит марку.

В третьем сезоне нет никакого ковида, слава богу


Больше, чем сама эпидемия, надоели только ее киноинтерпретации, осмысления опыта глобальной изоляции и так далее. «Наследники» полностью избегают темы погружения во всемирный ковидарий — и нарочно. Понятно, почему этого не было в первых двух сезонах — они вышли в 2018 и 2019 годах соответственно. Но съемки новых эпизодов долго откладывались как раз из-за эпидемии, и казалось, что это уж точно отразится на сценарии и сюжете — а вот нет.

Весь третий сезон специально игнорирует этот тектонический сдвиг, один из крупнейших в новейшей истории. Все потому, что в мире, где живут герои, чрезвычайно обеспеченные американские граждане, коронавирус ничего особенно не поменял — они по-прежнему могут купить себе все проходки, вакцины, справки, заказать бизнес-джет и оставаться в праве читеров по жизни. В данном случае отсутствие упоминаний о какой-то тематике говорит даже больше, чем присутствие таковых. Вот так хитро авторы «Наследников» решают, казалось бы, микроскопическую по значимости подробность, и точно с таким же вниманием в этом сериале решено все остальное без исключения.

Все герои — плохие люди


Отдельно восхищает негласный, но уверенный протест против современной сериальной конъюнктуры, который «Наследники» предъявляют зрителю. Пока все шутки во всех медиумах воспринимаются буквально и всерьез (и за них интернет-активисты моментально кенселлят их авторов), пока стриминги, перебивая друг друга, выпускают один за одним психотерапевтические сериалы, которые дают ценные жизненные советы, HBO уже третий сезон внимательнейшим образом следит за биографиями вымышленных капиталистов, ни одного из которых нельзя назвать примером для подражания.

«Наследники» не читают нотаций, не ведут к майндфулнессу, даже профеминистическим целям не слишком соответствуют. Женщин в сюжете немного, и те все равно явно не положительные, даже Шив Рой, героиня чудесной Сары Снук, дочь Логана, которая пусть и отличается по интеллекту и оборотистости с братьями в лучшую сторону, но все равно замужем за работником ее семейной корпорации, которому она помогает по службе — это, конечно, не ок для твиттерской системы ценностей. В прогрессивности самой по себе нет ничего плохого, и всевозможные практики по внедрению diversity можно только поприветствовать, но при этом нельзя не порадоваться и тому, что остается еще ироничная, даже саркастичная критика капитализма, которая не кричит тебе в лицо, что мы все глубоко больны, а показывает это исподволь, посмеиваясь, даже издеваясь над несправедливостью, что правит миром.

Гостевые роли просто великолепны


Дарья Некрасова в сериале «Наследники» 

По сути, единственным заметным изменением в третьем сезоне стали новые персонажи, которые еще и появляются поочередно.

Эдриан Броуди, оскаровский лауреат, в последние годы несколько пропавший с радаров (особенно после роли у Сарика Андреасяна в «Ограблении по-американски»), демонстрирует новый для «Наследников», переполненных совершенно беспринципными персонажами, образ хитрого инвестора-активиста, который продает собственные убеждения на потребу толпе и столкнется лицом к лицу с разозленным внутренними противоречиями семейством Роев. Александр Скарсгард, звезда уже нескольких сериалов HBO («Настоящая кровь», «Большая маленькая ложь»), перевоплотился в европейскую звезду сцены технологических стартапов Лукаса Матссона. Отдельно стоит обратить внимание на Дарью Некрасову, американку белорусского происхождения, широко известную в узких кругах авторку подкаста Red Scare, ныне дебютировавшую в режиссуре с хоррором «Ужас на 61-й улице» — этой необычной артистке в сериале «Наследники» самое место.

«Наследников» стоит поскорее догнать


«Наследники» возвращают нас во времена, когда еще не все подряд снимали свои сериалы для интернета в огромном количестве, когда рынок еще не был так завален деньгами, когда умами правило крупнобюджетное кабельное телевидение. Так же захватывала повторно упоминаемая «Игра престолов», «Остаться в живых», «Декстер» (который, к слову, в этом году неожиданно возвращается), «Во все тяжкие» и так далее.

«Наследники», несмотря на свою кажущуюся простоту, уже сейчас, еще не завершившись, с легкостью бронируют себе место в этом ряду. И лучше причаститься к этому феномену как можно скорее, где-то на экваторе глобального сюжета (исполнительная продюсерка проекта еще летом заявила, что сериал не продлится дольше пяти сезонов и вполне может завершиться даже на четвертом), когда все серии реально догнать за пару выходных.

К этому важно прикоснуться не тогда, когда шоу окончательно станет классикой поп-культуры, а в момент его развития, дабы не почувствовать себя оторванным от исторического процесса. Вот настолько важные цели ставит перед нами этот сериал — словно мы сами наследники некоей умирающей медиаимперии, какого-то мира, в котором еще выходили иногда такие проекты, как «Наследники» (случается это будет все реже и реже), и будущее подобного телевизионного искусства только в наших руках.

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp