Дед с батей сцепились: Какими приемами сериал «Наследники» удерживает ваше внимание

Шекспировские страсти в мире больших денег: как устроен один из самых эффектных сериалов HBO «Наследники».

«Наследники» — относительно незаметный сериал в текущей линейке славного телеканала HBO. Его рейтинги невысоки, и это очень обидно, ведь в этом, казалось бы, очередном тв-шоу об олигархах (см. «Миллиарды») спрятано много всего неожиданного. «Наследники» — это:

  • и могучий эпос о том, что богатые тоже плачут (но редко);
  • и семейный ситком о ненавидящих друг друга родственниках, плохо уживающихся под одной корпоративной крышей, по аналогии с приснопамятными сериалами «Счастливы вместе» и «Воронины»;
  • и немного производственная трагикомедия: большой бизнес — с одной стороны, с другой — цирк-шапито с конями и клоунами;

Вот на что стоит обратить внимание при просмотре этого грандиозного сериала о последних днях медиаолигарха Логана Роя (в английском есть более подходящее фонетически словосочетание — media mogul) и его проклятого семейства.

Егор Беликов

автор

Операторская работа


Интересно, что во всех сериях — одна и та же операторская манера: резкие переводы камеры и зум на деталях. Это создает обманчивое псевдодокументальное впечатление. Но «Наследники» — не реалистический сериал, а скорее что-то вроде нового ремейка «Короля Льва», всех напугавшего чрезмерно живыми нарисованными животными. Эта тщательно продуманная инсталляция — вид на вольер с теми, кто входит в золотую тысячную часть одного процента от всего человечества. Операторы показывают нам весь ужас богатейших, со вкусом обставленных, ярко освещенных домов и их темных углов.

Игры со временем


Между сериями сценаристы незаметно пропускают бессобытийные дни, и складывается ощущение (правильное), что герои находятся в постоянном, чудовищном, невыносимом напряжении. Это очень хитрый ход: с одной стороны, необязательно расписывать и, соответственно, показывать нам все, что происходит между важными сюжетными точками (там толком ничего и не происходит, ведь все, что важно, нам показывают, а междусерийное пространство занято сплошными формальностями, шелестом бумаг и работой с юристами). С другой — на гигантском хронометраже в десять часов на сезон фактически нет ничего лишнего.

Постоянные аккуратные привязки к американским реалиям


Рои привыкли решать свои вопросы быстро, ведь они готовы платить за это большие деньги. Поэтому, несмотря на обилие и запутанность, сюжетные линии обрубаются/заканчиваются резко, без прелюдий (и от этого просто дух захватывает). В частности, история с новостным веб-сайтом Vaulter (возможно, это отсылка к судьбе медиаобъединения Gawker — оно было поглощено Univision), который покупает за большие деньги Кендалл в пилотной серии первого сезона. Глава Vaulter — мистер Йи, он терпеть не может Роев и хочет по-максимуму использовать заполученное место в совете директоров Waystar.

Что ж, эту историю одним росчерком развязывают во втором сезоне буквально за десять минут, а ведь это побочная линия, с которой, собственно, начинался сериал, и важная для него в символическом плане: воплощенная леволиберальная рефлексия по поводу поглощения всех независимых медиа в США разнообразными тоталитарными конгломератами, которых не интересует свобода слова, а интересует только капитализация, влияние на стоимость акций и так далее.

Скрытый символизм


Кроме совсем очевидных вещей (например, когда все семейство сидит за длинным столом, словно на «Тайной вечере»), в сериале аккуратно зашифрованы совсем не банальные метафоры. В первой серии второго сезона Логан хочет встретиться с семьей в элитном загородном доме, но там очень дурно пахнет: кто-то запихнул в печную трубу дохлых енотов. Империя и семья Роев прогнили насквозь, но герои не слышат запах, не чуют под собой страны (которой совершенно не видят, проживая в многочисленных золотых клетках), не улавливают духа времени.

Аналогии с королевской семьей


Эта тема заложена уже в самом названии сериала: в оригинале «Наследники» называются Succession, слово переводится примерно как «правопреемство, право наследования». Очевидно, последний раз в человеческой истории установлением правил коронования были озабочены монархические династии. Что ж, новый виток истории принес новых императоров и королей: пожилой, но еще крепкий и борзый Логан Рой решает, кто же продолжит его дело с теми же, что и у него самого, империалистическими замашками.

Семья даже пытается почти что породниться с другим влиятельным семейством, когда, следуя очередной агрессивной стратегии патриарха, хочет купить чужую медиакомпанию. Для этого им приходится провести целый день с по-настоящему аристократичным родом, пытаясь убедить их продать нужный актив (пятая серия второго сезона). В то время, как люди с другой стороны стола цитируют «Ричарда II» по памяти, обсуждают книги (а Роман Рой, когда его просят что-то посоветовать, не может вспомнить ни одного названия) и утверждают, что деньги — это социальный конструкт, наши Рои представляются настоящими варварами.

Смерть Роя Первого


Сериал начинался с того, что у Логана Роя случился приступ, и уже в больнице его дети начали драться за наследство. Они все измеряют в близости к императору-патриарху, словно подмечают знаки внимания королевича на балу. В этом плане многочисленная свита деспотичного олигарха, дети и даже его тишайшая супруга французского происхождения, ведут себя точь-в-точь как герои памятного фильма Альберта Серры «Смерть Людовика XIV», где изображена мучительная гибель французского короля при содействии его приближенных от рук врачей-коновалов.

Конечно, в какой-то момент по сюжету сериала (надеемся, его будут продлевать как можно дольше) Логан-старший уйдет на покой или вовсе умрет, и остальные герои ждут не дождутся этого момента и приближают его всеми силами, не жалея ненавистного отца. Вот тогда, конечно, начнется большая игра. Напряжение от ожидания этого момента создатели «Наследников» заложили в первой же серии и поддерживают его нередкими эпизодами, в которых показывается слабость умирающего старика: например, тот упоительный момент, когда Логан перепутал туалет и офисную комнату собственного сына.

Отношения как символ доминирования


Да, Рои занимаются сексом, но очень редко — ради удовольствия, чаще это подтверждение факта превосходства. Сценаристы зашифровывают в любовных интересах каждого из героев его роль в глобальном сюжете.

Кендалл Рой — разведенка, он жалок и уныл, снова подсаживается на кокаин во втором сезоне, и поэтому у него вообще никого нет. Роман Рой, младший сын Логана, хорош собой и харизматичен, но очень глуп, он непрерывно меняет партнерш (во втором сезоне у него начинается удивительная любовная линия с одной из топ-менеджеров отцовской компании, которая сильно старше его, так что, надо думать, скоро его «акции» взлетят). Старший сын Коннор — дурак и хиппи, живет с молодой режиссеркой, которая его не любит, зато любит его деньги, а он даже этого не замечает. Только у дочери Шив все в порядке: для контроля внутри Waystar девушка выходит замуж за одного из топ-менеджеров Тома, но у них свободные отношения, и она спит с кем хочет.

Кроме всего прочего, сериал «Наследники» посвящен поискам важного для любого коммерсанта компромисса между личной жизнью и предпринимательством. Разумеется, ни у одного из героев не получается найти этот компромисс.

Смотреть
«Наследников»

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp