Как сериал «Рами» творит тихую революцию на телевидении

Религия в эпоху «Тиндера»: рассказываем о комике Рами Юссефе, который незаметно меняет современное тв.

2019 год стал поворотным для стендап-комика Рами Юссефа — весной на Hulu вышел его сериал «Рами», а в июне на HBO состоялась премьера комедийного спешала «Рами Юссеф: Чувства». Рассказываем, чем примечательно творчество Юссефа, и как оно влияет на американскую культуру.

Алихан Исрапилов

автор

Где моя страна, Чувак?


Юссеф родился в Квинсе в семье египетских мигрантов. Его отец был управляющим в манхэттенском отеле «Плаза» — из-за этого семья переехала в один из районов Нью-Джерси. Собственно, там и рос Юссеф, отсматривая выступления великого Джорджа Карлина, играя в баскетбол и посещая местную мечеть. Стендап и комедия всегда манили Рами, но казались недостижимой мечтой. После школы он решил пойти по юридической стезе и поступил в Ратгерский университет на факультет политологии. В 20 лет желание связать свою жизнь с комедией пересилило Юссефа — он бросил учебу и отправился покорять Лос-Анджелес.

С первой ролью в Голливуде ему не то чтобы повезло — он попал в ситком Nickelodeon c практически пародийным названием «Ох уж этот папа». Рами сыграл Кевина Костнера (да, это должно быть смешно) — помощника главного героя, который после закрытия тв-шоу, где он был ведущим актером, вынужден заботиться о детях. Дальше — больше. Сначала Юссеф продемонстрировал свой талант стендап-комика в ночном шоу у Стивена Колберта, рассказав о том, что в новостях так часто говорят про мусульман-террористов, что к 30 годам он ждет сову с хогвартским письмом из ИГИЛ, зачисляющим его в ряды террористов. Позже Юссеф снова отличился как актер и появился в трех эпизодах третьего сезона «Мистера Робота» — сериала, главную роль в котором сыграл тоже американский актер египетского происхождения и, более того, тезка Юссефа Рами Малек.

Соблюдай Рамадан


Идея «Рами» появилась еще в 2012 году, на съемках сериала «Ох уж этот папа», когда Юссеф совершал намаз в перерывах между дублями. Тогда же Рами познакомился с коллегой по стендап-цеху Джерродом Кармайклом — оба комика нашли несколько общих тем, но главной стала религия, несмотря на то, что Кармайкл — христианин. Всерьез они начали обсуждать сериал в 2017 году, когда вместе зависали на «Прожарке» (шоу на Comedy Central) Джастина Бибера. Когда Кармайкл подписался на участие в проекте, он, Рами и еще двое продюсеров отправились питчинговать сериал, которому суждено было стать первым тв-проектом про американского мусульманина.

HBO не рискнул подхватить сериал и отказал группе, но дал зеленый свет комедийному спешалу Юссефа под названием «Чувства». Отказал продюсерам и Netlfix, но не безосновательно: в качестве причины руководство указало схожесть сериала с их хитом «Мастер на все руки» — проектом Азиза Ансари, где он сыграл главную роль. В итоге шоу попытался забрать канал FX, который к тому моменту зарекомендовал себя кузницей главных тв-комедий этого десятилетия: «Атланта», «Луи», «В Филадельфии всегда солнечно». Стать частью такой внушительной компании показалось Юссефу заманчивым предложением, но он вовремя понял, что на крупном канале легко попасть в ад препродакшена и прождать начала съемок несколько лет.

«Рами» — не то чтобы сверхактуальный сериал, скорее вневременная история об обычных людях, но Юссеф хотел запустить проект как можно раньше и уж точно не мечтал, чтобы его детище осталось очередным шоу про мусульманина, похороненным под грудой однотипных проектов. Тогда команда создателей сериала согласилась на условия стримингового сервиса Hulu, охотнее шедшего на риски и хотевшего финансировать проекты, которые сформируют новое комедийное направление платформы (тогда же они дали зеленый свет «Выскочке» и PEN15).

Каирский ковбой


Все эпизоды первого сезона «Рами» выросли из стендапа Юссефа:

Мне нравится стендап. В какой-то момент я понял, что хочу сохранить достоинство, выступая на сцене. Я хочу, чтобы люди слышали, что я говорю вне зависимости от того, смешно это или нет.


В своих выступлениях Юссеф смешивает религиозный опыт и веру в Бога с проблемами миллениалов:

Я чувствую что-то в своем сердце, когда совершаю намаз. Честно. Есть какая-то связь. Но я так же чувствую что-то, когда получаю match в Tinder в 2 часа ночи. Я не знаю, что мне делать. Поехать к ней или совершить ночной намаз? Я делаю и то и другое.


Впрочем, он не боится ходить по тонкому льду и шутить о вере чуть радикальнее:

Помню, когда поверил в Бога. Одна девушка написала мне через 2 минуты после того, как я подрочил на ее фотку на Facebook.


Собственно, этот дуализм лежит в основе «Рами» и отличает его от других проектов про иммигрантов — от фильма «Любовь — болезнь» и вышеупомянутого «Мастера на все руки». Герой Юссефа держится за свое культурное наследие и в отличие от других представителей первого поколения американцев старается ассимилироваться без бунта против традиционных ценностей родителей:

Во многих историях я будто смотрю, как кто-то пытается перейти от традиционного к светскому образу жизни. Мой сериал скорее о попытке ужиться посередине.


Мы не чувствовали давления со стороны Hulu, поэтому хотели раздвинуть границы возможного, при этом показать, что делаем это обдуманно. Не хотелось сделать что-то просто сенсационное. Нужно было сохранить честность и сердце. Должна быть причина, почему мы это делаем.


Свою силу сериал черпает не из стереотипов и их обыгрывания, а из желания сказать что-то честное и одновременно рискованное. Юссеф чувствовал себя обязательным создать сериал о личном опыте, а не о жизни каждого мусульманина — это считывается в немного эгоцентричном названии. Рами играет свое альтер-эго — те же имя и проблемы, но уж точно меньше амбиций. Он мусульманин, который помнит, что жизнь — это вообще-то испытание на нравственность, но, буду типичным представителем своего поколения, герой хочет жить в свое удовольствие.

Его окружает семья — любящие родители, бунтующая сестра и дядя-антисемит — и старые друзья:

Они неряшливые, высокомерные, любящие, немного расисты, они… такие же как и все в США. Показывать недостатки намного интереснее, чем делиться общими ценностями. Я не пытаюсь вам что-то продать. Всего лишь хочу показать, какие мы есть. Скрывать нечего.


Однако именно их «обыкновенность», нормальность казалась Юссефу тем самым риском, на который создатели вынуждены пойти. У них были сомнения, стоит ли, например, добавлять в сериал дядю-антисемита, который во всем видит заговор евреев, или близкого друга Рами, Стива, страдающего от мышечной дистрофии. Если с первым они просто рискнули, то на включении второго настоял сам Рами, который дружит со Стивом с четвертого класса.

Секс в большом городе


Контент раздела.

Однако редкие для ТВ персонажи — лишь малая часть того риска, который взяли на себя создатели «Рами». Рефлексия над мусульманским обществом в США, очевидно, вызовет особый интерес к сериалу среди его членов, которые как раз станут самыми внимательными и придирчивыми зрителями. Неудивительно, что встал закономерный вопрос: как начать открытый разговор о жизни мусульманина в США, если в этом сообществе, например, не принято открыто обсуждать секс?

Мы не чувствовали давления со стороны Hulu, поэтому хотели раздвинуть границы возможного, при этом показать, что делаем это обдуманно. Не хотелось сделать что-то просто сенсационное. Нужно было сохранить честность и сердце. Должна быть причина, почему мы это делаем.


Нужно было рисковать, поэтому Юссеф и компания прыгнули с места в карьер, показав в пилотном эпизоде секс-сцену с удушьем. Это было только начало. Одной из вершин первого сезона стал эпизод-флешбэк, в котором 10-летний Рами узнает о мастурбации в день великой американской трагедии — 11 сентября 2001 года. В кошмаре Рами снится Усама бен Ладен, который по-отцовски рассказывает ему о мастурбации и говорит, что раньше Египет был засеян пшеницей, а теперь там выращивают клубнику, чтобы американцы могли насладиться ей в декабре.

Сценаристки сериала (Юссеф — единственный мужчина в комнате сценаристов) предложили расширить эгоцентричную оптику и показать, как живут женщины в мусульманском обществе Нью-Джерси. Два эпизода посвящены сестре и матери Рами, которые пытаются противостоять гендерным стереотипам в Исламе через знакомство с не-мусульманами. Что-то похожее сделала Лина Уэйт в сериале «Мастер на все руки» в эпизоде, в котором через призму нескольких Дней благодарения ее героиня совершила каминг-аут, раскрыв свою ориентацию матери и бабушке.

«Рами» не стал сенсацией у подписчиков Hulu и не был отмечен номинациями на «Эмми», но получил восторженные отзывы прессы с гордыми ремарками в стиле «производит тихую революцию на ТВ». Главное — Hulu верит в Юссефа и его детище, поэтому сразу же продлил сериал на второй сезон. Создатели уже признаются, что под конец первого сезона нащупали нерв и окончательно определились с тоном проекта, поэтому продолжат исследовать политическое через личное и расширять границы возможного на ТВ.

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki

Вам это понравится