«МатьОтецСын» и «Наследники»: Разбираем два сериала о влиятельных семьях

Сравниваем проекты о тяжестях семей богатых медиамагнатов.

«МатьОтецСын» и «Наследники»: Разбираем два сериала о влиятельных семьях

Он — медиамагнат с огромным состояние и влиянием. Его поддержка помогает людям становиться важнее, чем они есть на самом деле, а самые крупные политики страны советуются с ним при принятии решения.  Но у него полный бардак в семье. Самый важный актив отходит в руки сына, который может быстро все разрушить в силу своей неопытности, кучи комплексов, наркотической и алкогольной зависимостей.

Этот абзац с описанием сюжета можно вставлять на страницу сразу двух сериалов — «Наследники» канала HBO и «МатьОтецСын» канала BBC2. У сюжетной завязки и стартовой позиции сюжета очень много общего. Брайан Кокс и Ричард Гир играют в чем-то схожих медиамагнатов, а Джереми Стронг и Билли Хоул страдают одинаковыми проблемами. Но «МатьОтецСын» и «Наследники» все же идут разными путями. Разберем точки соприкосновения и различия двух сериалов от топовых каналов американского и британского ТВ.

«Наследники»

Медиаимперия

Брайан Кокс играет медиамагната Логана Роя во главе компании Waystar Royco. У него телеканалы, вебсайты, газеты и любое более-менее массовое средство информации. Прототипом героя Брайана Кокса был знаменитый магнат Руперт Мердок (основатель, председатель совета и CEO холдинговых компаний News Corp и 21st Century Fox), а в сюжете «Наследников» угадываются элементы шекспировского «Короля Лира», где глава государства разделил наследство между двумя дочерями и пожалел об этом.

Ричард Гир играет медиамагната Макса Финча во главе газетной империи и британской газеты The National Reporter. Реальных прототипов у героя Гира нет — еще бы, сложно в 2019 году отыскать медиамагната, сколотившего империю сугубо на газетах. Корни богатства Финча отличаются от Роя — он сразу родился в богатой семье, в которой семейный бизнес строился на продажи стали. Логан Рой же сделал себя сам. К слову, Шекспир в британском «МатьОтецСын» тоже присутствует — Ричард Гир сказал, что его герой взят буквально со страниц пьес Уильяма Шекспира. Что именно он имел в виду, Гир уточнять не стал.

«МатьОтецСын»

Отношения с сыном

И Логан Рой, и Макс Финч с сыном, мягко говоря, не ладят. Их отпрыск уже вымахал в здорового мужика, он руководит большой компанией, но отец продолжает его воспитывать, давить и уничтожать на моральном уровне. И Роя, и Финча сыновья боятся.

Разница в том, что в «Наследниках» герой Джереми Стронга свой кризис преодолел. Он готов ответить отцу, вступив с ним в открытый конфликт. Его проблемы с наркотиками и алкоголем остались позади (по крайней мере в первых сериях), как и длительный курс реабилитации. У Билли Хоула проблем намного больше, так как его кризис в самом разгаре, и прилет отца из США все только обострил. Он уничтожает носом бесконечные дороги кокаина, закидывается таблетками и тратит кучи денег на дорогих проституток, устраивая с ними очень странные ролевые игры с оттенком маньячества.

«Наследники»

Приближенность к власти

Логан Рой напрямую общается с президентом США, навещая его в овальном кабинете. Он строит свою империю дольше, чем один политик сидит на президентском кресле. Глава государства нуждается в нем, потому что его медиа — это рупор, который лучше иметь в друзьях, чем во врагах.

Макс Финч поддерживает политиков, лоббируя их от начала политической карьеры до поста британского премьер-министра. Потом Финч и премьер встречаются за чашечкой пирога на Даунинг-стрит, 10. Но если пирог был так себе, или министр просто перестал быть полезным, Финч всегда может развернуть кампанию нового кандидата. Газеты здесь — все еще мощное оружие.

«МатьОтецСын»

Как тратятся и живут

«Наследники» явно дают фору британскому «МатьОтецСын». Денег у семьи Роев столько, что они летают на пикник на трех вертолетах, делают шутливые пари на миллион долларов, закатывают пиршества в старинных замках.

Семья Финчей куда скромнее. У них большой дом в Лондоне и пара люксовых квартир в стиле «модерн». Расточительства и импульсивных дорогих желаний ни за кем из Финчей не замечалось.

Больничная завязка

И в «Наследниках», и в «МатьОтецСын» — ключевой сюжетный поворот на старте сериала построен через приступ одного из героев. В процессе дележки империи Waystar Royco у Логана Роя становится плохо с сердцем, и он еле-еле удерживается в мире живых. После операции ему тяжело работать, он путает людей, ведет себя еще жестче и импульсивнее, чем до сердечного приступа.

У британцев в больнице оказывается не глава империи, а наследник — Кэйден Финч. У него происходит удар на фоне передозировки. Кэйдена спасают, вскрывая черепную коробку и проводя сложную операцию. Теперь он учится общаться с миром почти с ноля, а у операции был интересный со сценарной точки зрения побочный эффект — теперь Финч-младший не контролирует, что говорит. Любая его мысль может быть облечена в слова: разные вульгарности, обида на семью, мрачные секреты…

«Наследники»

Кэйден и Кэндалл

Забавно, но даже имена сыновей-наследников в сериалах похожи, но вот подход к работе у Кэйдена Финча и Кэндалла Роя сильно отличается. Первый пытается угодить отцу, сохранив газету The National Reporter в том виде, в каком ему отдали. Второй — тот что с HBO — наоборот, гонится за трендами и пытается играть на опережение рынка, делая ставку на медиа новой волны (какие уж там газеты, что вы).

Насколько похожи «Наследники» и «МатьОтецСын»?

Несмотря на шесть пунктов выше, это очень разные сериалы. Чувство дежавю будет неизменно возникать, но чем дальше вы идете по сюжету, тем параллели с одним из лучших сериалов HBO прошлого года будут иметь меньше значения.

Главное отличие — это жанр. «МатьОтецСын» работает на поле психолого-политического триллера. Здесь нашлось место конфликту в семье, личной драме наследника Кэйдена Финча, политическим амбициям Макса Финча и его интригам. А еще в «МатьОтецСын» есть детективный элемент. Газета The National Reporter в лице двух побочных персонажей расследует таинственное исчезновение (убийство?) девочки, к которому может быть причастен один из мужчин семьи Финч.

К слову, если у Гира прототипа нет, то у The National Reporter, скорее всего, есть. Значимость газеты, которую обрисовывает сценарист Том Роб Смит («Американская история преступлений: Убийство Джанни Версаче»), сопоставима со значимостью The Guardian — самой известной британской газетой, которая ежегодно работала в минус, пока в 2016 году у нее не появилось американское финансирование.

«Наследники» же играют исключительно на поле семейных распрей. Оскароносный Адам МакКей («Игра на понижение»), комик Уилл Феррелл и британский сценарист Джесси Армстронг («Гуща событий») создали мощную драму об интригах внутри семьи, добавив в нее много сатиры. Они старались показать не только конфликт, но и то насколько оторваны богачи от реальности, как они видят мир и всю нелепость их восприятия. Киран Калкин был квинтэссенцией этого абсурда, и своей игрой он заработал номинацию на «Золотой глобус».

Брайан Кокс и Ричард Гир строят своих персонажей максимально разными способами. Кокс — беспринципный, абсолютно уверенный в себе персонаж. За весь первый сезон мы ни разу не видим, чтобы он испытывал какие-то моральные муки. Он, даже едва выбравшись из реанимации, понимал, что делает. Это персонаж с большими яйцами — ему плевать на устоявшиеся правила, социальные нормы и чувства других людей. Он считает, что как бы он ни поступал — он все делает верно.

Гир создал более тонкого персонажа, который психологически травмирован, но все же скрывает это за холодной завесой. Он тоже старается все держать под контролем, но прыти коксовского Логана Роя ему явно не хватает. Кстати, это первая роль Ричарда Гира на ТВ с 1976 года, когда он снялся в одном эпизоде сериала «Коджак». «Шесть месяцев съемок. Будто отработал четыре инди-фильма подряд, не выходя из образа одного героя. Это очень долго. Не думаю, что когда-нибудь такое повторю», — сказал Гир.

Главное отличие «Наследников» и «МатьОтецСын» в отношении зрителя к персонажам. На HBO акцент постоянно меняется. Вначале мы симпатизируем одному человеку, потом другому, в отдельных эпизодах третьему. Так или иначе, мотивацию каждого мы принимаем и находим в их поступках что-то хорошее. «МатьОтецСын» — это совершенно другой подход, по крайней мере, на старте сезона. Персонаж Билли Хоула вызывает сплошь негативные эмоции. Макса Финча делают настолько циничным и холодным в отдельных сценах, что болеть за него становится сложно.

«Когда мы обсуждали концепт в самом начале и думали, кто из героев должен быть на первом плане, то решили, что единственный способ заставить шоу работать — это заинтересовать аудиторию тремя главными героями одновременно. Мы не можем сказать: „Этот человек хороший, а этот плохой“. Все трое творят ужасные вещи», — поясняет сценарист британского сериала Том Роб Смит.

Говоря проще, «МатьОтецСын» — неординарное британское шоу, которое взвалило на свои плечи мощный челлендж. Сериал строит сюжет и образы персонажей без опоры на положительных, идеализированных героев. Главный инструмент Тома Роба Смит — мозаика, который должна из нескольких разных историй сложиться в полную картину. Какую именно — смотрите прямо сейчас в Амедиатеке.

Текст: Владислав Копысов

Амедиатека

Онлайн-кинотеатр сына маминой подруги. amediateka.ru
Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki

Вам это понравится