«Это счастье — работать с такими легендами»: Джеймс Марсден о съемках в «Противостоянии»

Как создавался сериал по знаменитому роману Стивена Кинга.

К финалу движется «Противостояние» (The Stand) — новая экранизация культового романа Стивена Кинга 1978 года. Специально для Амедиатеки Юлия Чарышева поговорили с Джеймсом Марсденом («Мир Дикого Запада»), который сыграл одну из главных ролей в этом постапокалиптическом sci-fi-хорроре о его герое, о работе с Вупи Голдберг и силе таланта Стивена Кинга. 

AMEDIATEKA

Джеймс Марсден в сериале «Противостояние» 

— Ваш герой смог стать лидером тех немногих людей, которые выжили во время пандемии, разразившейся после утечки вируса супергриппа из секретной лаборатории. Как ему это удалось?

Стю Редман родом из небольшого городка Арнетт в штате Техас. Он — хороший парень, простой рабочий, который оказывается в эпицентре событий после произошедшей катастрофы. Он немногословен и тщательно обдумывает каждое слово, прежде чем что-либо сказать.

У него очень четкий моральный компас и представления о преданности и долге. Мне кажется, когда он начинает видеть сны, в которых матушка Эбигейл призывает его отправиться в свободную зону Боулдер, в нем просыпается врожденный талант лидера. Думаю, он глубоко уверен в том, что идет на правое дело и способен четко различать зло и добро.

— А вы лидер по своему характеру?

Конечно, я бы должен ответить на ваш вопрос отрицательно, чтобы продемонстрировать, что мне не чужда самоирония (смеется). Я считаю себя человеком, который четко осознает, что такое хорошо, и что такое плохо. Я всегда говорю, что хорошим можно назвать того, кто поступает хорошо, когда на него никто не смотрит. Будучи отцом трех детей, я понял, что важно не то, что ты говоришь или предлагаешь людям сделать, главное — как ты ведешь себя и какие поступки ты совершаешь.

Мне кажется, что это свойственно и моему герою. Мне кажется, он очень толерантен, и это делает его хорошим лидером. Думаю, что он из тех, кто предпочитает слушать, а не говорить. Он редко говорит, но за каждым его словом кроется важная цель. Мне нравится быть человеком, которого устраивает отражение в зеркале, просыпаясь по утрам, тот выбор, который он делает, который признает, что мы все несовершенны и все можем совершать ошибки.

Джеймс Марсден в сериале «Противостояние»

— Эта история была написана сорок лет назад. Как вы думаете, что она может сообщить нам в разгар реальной пандемии? 

Я знаю, что мы сейчас живем в очень непростое время. Когда в «Противостоянии» вирус под названием Captain Trips поражает всю планету, он становится катализатором истории. Я не думаю, что наш сериал или книга о вирусе, они о мировой перезагрузке и о противостоянии добра и зла. В Боулдере живут люди, которые верят в магию, объединяющую людей, в чувство общности, доброту и благочестие, и для них это единственный возможный путь.

На другой стороне — Рэндалл Флэгг и все, кто собрался в Вегасе, они олицетворяют собой мировое зло. Мне кажется, наша история об инстинктах человека, о том, что происходит с нами в момент перезагрузки, и о выборах, которые мы делаем в тот момент, когда нам приходится столкнуться по сути с концом света.

Я не хочу сказать, что мы сейчас находимся в той же ситуации, все же в «Противостоянии» от вируса за пару недель погибает 99,4% всего населения Земли. Лишь у немногих людей обнаруживается иммунитет к нему, и именно они вынуждены принять решение о том, как построить этот мир заново. Думаю, что наша история о противостоянии добра и зла, Боулдера и Вегаса, а не о том, как выжить во время пандемии.

— Как вы думаете, человечество чему-то успело научиться во время этой пандемии или перезагрузиться?

Я уверен в этом. Мне кажется, в фокусе нашего внимания оказались приоритеты всех без исключения. Мы перенастроили наш образ жизни. Я привык давать интервью, сидя в каком-нибудь гостиничном номере и имея возможность живого общения, а сейчас мы с вами общаемся с помощью Zoom.

Очень многие люди сейчас работают из дома. Мне кажется, мы стали значительно аккуратнее и осторожнее. Это был очень страшный опыт, ведь мы потеряли колоссальное количество людей. Не знаю, произошла ли с миром перезагрузка, но мы точно проснулись и стали задумываться о будущем.

Я не думаю, что наш сериал или книга о вирусе, они о мировой перезагрузке и о противостоянии добра и зла.


Кадр из сериала «Противостояние»

— Вернемся к «Противостоянию». Когда мы впервые видим вашего героя на экране, на нем пытаются испытать вакцину, и даже сделать донором антител для спасения других людей. Вы бы могли поступить также в реальной жизни?

Трудно игнорировать, как много из того, что показано в нашем сериале, происходит сейчас в реальной жизни. Мы снимали сериал год назад до того, как началась нынешняя пандемия. Книга и вовсе была написана в конце 70-х, и да, все это очень иронично. Редман оказывается одним из тех немногочисленных людей, у которых по неизвестной причине обнаруживается иммунитет к этому вирусу.

Государство проводит на нем тесты практически против его воли, поскольку они судорожно пытаются создать вакцину, ведь люди умирают с колоссальной скоростью . Пожертвовал бы я собой ради медицинских исследований, которые могли бы спасти сотни тысяч людей? Да, безусловно. Боюсь, мне было бы сложно сказать нет, если бы я знал, что могу помочь многим людям.

—В «Противостоянии» вы оказываетесь в любовном треугольнике, благодаря которому события становятся еще драматичнее. Расскажите об этом.

Мне кажется, когда речь заходит об отношениях, невозможно использовать черно-белую гамму. Существует такое множество способов любить кого-то помимо классической безответной любви, думаю, мы все через это проходили. Все мы любим совершенно по-разному, думаю, не существует единого сценария для этого.

В нашем сериале любовь Гарольда остается неразделенной, девушка не чувствует того же, что и он. К тому же в отношениях со Стю она чувствует себя безопаснее и сильнее, и это еще сильнее злит парня (смеется).

— Вас вряд ли можно назвать «другим парнем», вы скорее, тот, кого выбирают в первую очередь.

Достаточно пересмотреть «Дневник памяти», чтобы не согласиться (смеется). Да, я не раз оказывался в таких любовных треугольниках по сценарию, и часто оказываюсь тем самым «другим парнем», в тех же «Людях Икс». Не знаю, почему, но, кажется, эта тема вошла в мою жизнь надолго (смеется).

Оказываясь в эпицентре любовного треугольника, я стараюсь избегать типажа «другого парня», но всегда приятно быть тем, кому в итоге достается девушка. Наверное, это просто классическая драма. Всегда есть герой, который влюблен в кого-то безответно, и это очень близко зрителям. Все мы были в такой ситуации в какой-то момент нашей жизни.

— Как вам работалось с Вупи Голдберг?

Она — легенда! Недавно Вупи мне сказала, что она видела мой рост как актера. А я огромный поклонник ее таланта еще с того самого первого просмотра «Привидения»! Мне вообще кажется, что Вупи наше национальное достояние.

Она очень простой, приятный, умный человек, с которым хочется находиться рядом. И она очень честный и прямолинейный человек, который не боится сказать вам правду в лицо. И когда она просто улыбается, все окружающие чувствуют заряд энергии. Это счастье работать с такими легендами.

Пожертвовал бы я собой ради медицинских исследований, которые могли бы спасти сотни тысяч людей? Да, безусловно. 


Вупи Голдберг в сериале «Противостояние» 

— Расскажите о ваших отношениях со Стивеном Кингом. Он приходил на съемочную площадку?

Я считаю, что он величайших из ныне живущих писателей. Я вырос на его книгах, на сериалах и фильмах, поставленных по его романам. Я никогда не встречал Стивена лично, еще не успел, но мечтаю о встрече с ним. Он принимал участие в работе над проектом, вы, наверное, знаете, что он написал эпилог, которого не было в книге. Тот факт, что он прочел сценарий и практически переписал, точнее, написал заново финал своего шедевра, это было исключительно круто.

Я был поклонником его творчества многие годы, мне кажется, он единственный, кому удалось стать по-настоящему массовым писателем, не пожертвовав при этом блестящим литературным талантом.

— Вы много снимаетесь в sci-fi проектах, как вы относитесь к этому жанру?

Я всегда относился с пиететом к жанру научной фантастики. Если говорить о моих проектах в этом жанре, конечно, я сразу же вспоминаю «Мир Дикого Запада». Но совсем недавно я увидел трейлер «Непристойного поведения», в котором снимался с Кэти Холмс в конце 90-х, и да, пожалуй, вы правы, в этом жанре я уже достаточно давно. Были и «Люди Икс», конечно, но они скорее находятся на стыке комиксов и научной фантастики.

Мне нравятся идеи, которые исследует научная фантастика, о том, куда движется человечество, и каким станет наше будущее. История циклична, забавно, что нам никогда не хочется ощутить, что мы достигли некого рубежа, и за ним больше ничего нет. Нам всегда хочется знать, что будет дальше. Или же то, чему посвящен «Мир Дикого Запада» — что такое наше сознание, что такое искусственное моделирование. Я люблю все эти темы, мне кажется, они расширяют наше сознание и к тому же дают отличные сюжеты для художественной литературы и хороших фильмов.

История циклична, забавно, что нам никогда не хочется ощутить, что мы достигли некого рубежа, и за ним больше ничего нет. Нам всегда хочется знать, что будет дальше. 


Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp