Как создатели «Игры престолов» шутили над актерами: Отрывок из книги «Огонь не может убить дракона»

Горящий Джон Сноу, голые зомби и стрижка-угроза.

Книга журналиста Джеймса Хибберда «Огонь не может убить дракона. Официальная нерассказанная история создания сериала «Игра престолов»» — подробная хронология производства хита HBO. Хибберд, главный редактор издания Entertainment Weekly, в течение нескольких лет ездил на съемки, брал интервью и очень подробно писал о проекте. В итоге получился настоящий гид по закулисной истории сериала, который будет интересен не только фанатам, но и тем, кто изучает работу тв-индустрии изнутри. 

В России книгу выпустило издательство «Бомбора». Мы публикуем отрывок, где создатели сериала рассказывают, как они шутили над актерами на съемочной площадке (те, конечно, тоже в  долгу не остались). 

AMEDIATEKA

автор

В первые сезоны авторы сериала и актеры постоянно разыгрывали коллег. Такие шутки за кадром — верный признак сплоченной группы, однако полный список розыгрышей во время съемок «Престолов», скорее всего, никогда не будет опубликован. «Мои приколы, например, всегда неприличны, а иногда незаконны, — говорит Джейсон Момоа. Они умрут со мной и с теми, кого я разыгрывал».

ДэВИД БЕНИОФФ (АВТОР ИДЕИ, ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР): В первом сезоне мы сказали Мэйси и Софи, что им как несовершеннолетним нельзя будет прийти на тусовку после съемок пилота. Для малолеток, сказали мы, устроят отдельную вечеринку в «Макдоналдсе». Они расплакались.

ДЭН УАЙСС (АВТОР ИДЕИ, ИСПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПРОДЮСЕР): Потом они пришли на настоящую вечеринку и тоже плакали все время — думали, что больше никогда не увидятся.

Киту Харингтону прислали поддельный сценарий того эпизода, где Джон Сноу спасает командующего Мормонта от ожившего мертвеца. В этой версии Джон, бросая на упыря горящие занавеси, загорается сам.

Дэвид Бениофф в книге «НВО: Игра престолов» так рассказывает об этом: «Когда огонь удается наконец потушить, мы видим при свете факелов, что все волосы у Джона сгорели, — говорилось в сценарии, — и на лице вздулись волдыри. Несмотря на адские муки, он отважно остается рядом со своим командиром. Он улыбается, обнажая зубы — единственное белое пятно на обгоревшем лице. Мормонт с отвращением смотрит в сторону».

Харингтон должен был поверить, что будет обезображен до конца сериала и что каждый раз перед съемкой ему будут часами накладывать специальный муляжный грим.

ДЭН УАЙСС: Мы сказали Киту, что HBO считает линию Джона слишком уж гаррипоттеровской и хочет немного ее притемнить. Они думают, что такой хороший актер с этим справится. Мы держались долго, но потом захихикали, а он проявил хорошее чувство юмора.

Во втором сезоне Бениофф и Уайсс снова подсунули фейковый сценарий — на этот раз Алфи Аллену. В финале Бран Старк будто бы отбивает у Теона фамильный замок. «Винтерфелл мой, а не твой», — говорит Бран и наносит предателю удар в сердце. Однако этот номер у них не прошел.

ДЭН УАЙСС: Алфи тогда был на Ибице, то есть пребывал в расслабленном состоянии.

АЛФИ АЛЛЕН (ТЕОН ГРЕЙДЖОЙ): Ну и ладно, подумал я. У меня был отпуск, и Дэвид с Дэном думали, что я начну им звонить: «Стойте, как это?» Но я не стал, и они потом признались, что пошутили.

ДЭН УАЙСС: А уж как мы старались его напугать. Будешь, говорили, зомби. Дохлым и голым. И это еще не все эпитеты, которые мы подбирали к слову «зомби».

В первые сезоны авторы сериала и актеры постоянно разыгрывали коллег. Такие шутки за кадром — верный признак сплоченной группы. 


Роуз Лесли разыграли, узнав, что она стесняется петь на публике. Дали ей текст длинной песни «Последний из великанов» из книги Мартина: «О-о-о-о, я последний из великанов, услышьте же песню мою: умрет она вместе со мною в захваченном вами краю».

Умудрились разыграть даже того, кто в «Престолах» вообще не участвовал. Роб МакЭлхенни, друг Бениоффа и Уайсса и по совместительству автор идеи и звезда ситкома «В Филадельфии всегда солнечно», рекомендовал им своего режиссера Мэтта Шекмана. Он раньше не работал в стиле экшен, но ему дали две серии седьмого сезона, в том числе «Трофеи войны» с батальными сценами.

ДЭН УАЙСС: Мы решили приколоться и сказать Робу, что Мэтт — полная катастрофа. Пусть мучается из-за того, что нам его сосватал. Сразу не раскрывались, задавали ему в письмах вопросы типа: «А как Мэтт обычно ведет себя на площадке?» Роб нам: «А что не так-то?» Мы: «Придется нам, видно, самим снимать эту серию, очень уж он напортачил».

МЭТТ ШЕКМАН (РЕЖИССЕР): Я и забыл уже! Довольно подлая шуточка, между прочим. Роб так мучился, так переживал за меня. «Что ж теперь делать? С кем мне поговорить?» И затянулось это надолго.

ДЭН УАЙСС: Когда Роб собрался уже звонить своему агенту, мы послали ему фото, где мы двое, Кит, Эмилия и десять дотракийцев показываем Мэтту средний палец. И все завершилось прекрасно.

Николай Костер-Вальдау решил, что пора кому-то и шоураннеров разыграть. Отснявшись предварительно в одном из сезонов, он послал им, по выражению Уайсса, сердитое актерское письмо.

ДЭН УАЙСС: Он выказывал свое недовольство тем, что мы поменяли ему прическу. Прическа, мол, это часть его персонажа, и он хочет сам решать, как ему стричься, чтобы лучше показать свое видение Джейме Ланнистера. Выражал надежду, что мы это поймем, и обещал вскоре прислать фотографию.

Время идет, фотографии нет. Наконец, дня через три присылает — с армейской стрижкой под ноль. Пришлось в последнюю минуту и за бешеные деньги заказывать для Джейме Ланнистера парик. Юристы HBO звонят его адвокатам, и тут он пишет, что это фото пятилетней давности, а он и не думал стричься.

Они и меня разыграли — во время интервью для книги, которую вы сейчас читаете. Я допытывался у них, действительно ли Джон Сноу «обещанный принц» (он же Азор Ахай, предсказанный в пророчестве спаситель, которого Мелисандра ищет весь сериал).

ДЖЕЙМС ХИББЕРД (ЖУРНАЛИСТ): Так Джон — в сериале по крайней мере — правда обещанный принц?

ДЭН УАЙСС: Спроси Кита.

ДЭВИД БЕНИОФФ: Точно. Спроси.

ДЭН УАЙСС: Ага. Кит знает.

gameofthrones игра престолов смотреть

Долгое время спустя беру интервью у Кита Харингтона:

ДЖЕЙМС ХИББЕРД: И еще одно — Дэвид и Дэн у тебя велели спросить: Джон Сноу в самом деле «обещанный принц»? Они ведь тебе сказали?

КИТ ХАРИНГТОН (ДЖОН СНОУ): Не помню такого. Нет, погоди: ни фига они мне не говорили! Просто прикалываются.

(Харингтон, кстати, думал, что «обещанный принц», скорее всего, Бран.)

Круче всех разыграли Джона Брэдли в шестом сезоне, когда Сэм Тарли привозит Лилли в свой замок. Правда, зачинщиками на этот раз были не шоураннеры.

ДЭН УАЙСС: У Ханны Мюррэй были самые паршивые костюмы в «Игре престолов»: пять лет в дерюге ходила и очень обрадовалась, когда ее наконец одели во что-то приличное. По этому случаю они с Китом сговорились сказать Джону, что у него тоже будет новый костюм.

ХАННА МЮРРЭЙ (ЛИЛЛИ): Мы собирались просто сказать, что ему придумали дурацкий костюм. Думали, он расстроится, только и всего. Но все оказалось куда сложнее. Бениофф и Уайсс заказали костюмерам наряд на манер шутовского и даже примерку Брэдли устроили.

ДЭН УАЙСС: Костюм должны были состряпать достаточно убедительно, чтобы Джон поверил. Все детали взяли напрокат — получилось нечто в стиле Генриха VIII с пышными тюдоровскими штанами и гульфиком.

ДЖОН БРЭДЛИ (СЭМВЕЛЛ ТАРЛИ): Выглядело это невероятно нелепо. Здоровый такой гульфик — очень вульгарно, хотя и лестно. Я купился, потому что раньше Сэма не показывали у него дома, а родители считали его идиотом. Может, его и одевали как дурака, пока в Ночной Дозор не отправили.

ХАННА МЮРРЭЙ: Он только об этом и говорил. «Видела мой новый костюм? А шапочку?» Очень был раздражен. Я отвечала: «Да все нормально». Потом пошла к Дэвиду и говорю: «Может, скажем ему уже?» А он: «Давай».

ДЖОН БРЭДЛИ: Думаешь, что уж тебя-то не разыграют, и вот поди ж ты.

ДЭН УАЙСС: Ближе к концу труднее стало, никто никому не верил.

Ближе к концу труднее стало, никто никому не верил.


Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp