Секс, наркотики и блестки: Как создавался стиль в сериале «Эйфория»

Глиттер, оверсайз, винтаж и другие атрибуты гардероба героев молодежного хита HBO.

Секс, наркотики и блестки: Как создавался стиль в сериале «Эйфория»

Если вы уже втянулись в «Эйфорию», то наверняка заметили, как круто одеваются главные (да и второстепенные тоже) герои сериала. Впрочем, изобретательный стиль персонажей был заметен с первых же серий: костюмы и макияж здесь работают на общую атмосферу не в меньшей степени, чем операторские фокусы или точные акценты художников-постановщиков. The Hollywood Reporter вместе с Хайди Бивенс, продумавшей гардероб героев, разобрал, что помогло так точно передать молодежный бунтарский дух через одежду и эксперименты с косметикой.

За последние десять лет художница по костюмам Хайди Бивенс успела разработать гардеробы для многих выдающихся фильмов — от «Внутренней империи» Дэвида Линча до «Отвязных каникул» Хармони Корина и «Середины 90-х» Джоны Хилла. Кроме того, Бивенс была стилисткой короткометражек, снятых Шоном Бейкером и Спайком Джонзом для Kenzo, которых Умберто Леон и Кэрол Лим, работавшие тогда креативными директорами бренда, наняли с целью вдохнуть в марку новую жизнь.

В кинематографе Бивенс успешно использовала опыт, накопленный за время работы в таких авторитетных изданиях, как i-D, Purple, W и Vogue. «Эйфория» — ее первый телевизионный проект, и талант художницы в этой драме взрослении в прямом смысле ослепляет. 

Хайди Бивенс

Актерский состав «Эйфории» — исключительный: Зендея (Ру, главная героиня), Хантер Шафер (ее трансгендерная подруга Джулс), Барби Феррейра (любительница экспериментов Кэт) и Мод Апатоу в роли «хорошей девочки» Лекси. Дабы заставить самые заурядные наряды с Ebay и Etsy выглядеть дороже, шоураннер проекта Сэм Левинсон предложил Бивенс нашить на них кристаллы Swarowski. А главная визажистка сериала Дониэлла Дэви не жалеет для героев глиттера.

Можно предположить, что весь этот блеск в «Эйфории» смотрится неуместно. Адаптация одноименного израильского сериала 2012 года рассказывает о подростках из рабочего и среднего классов калифорнийских трущоб, активно экспериментирующих с сексом и наркотиками. Некоторые обозреватели раскритиковали Левинсона за гипертрофированное изображение тинейджерской отвязности. «Но Сэм не особенно заинтересован в реалистичности», — поясняет Бивенс. В сочетании с сине-красными тонами, в которых оператор Марсель Рев щедро купает картинку, блеск одежды и макияжа становится важной визуальной составляющей сериала.

По мнению Дэви, глиттер и шиммер на глазах/вокруг них усиливают и без того бьющие через край эмоции героев шоу. «Глиттер чем-то похож на слезы, особенно при слабом освещении, и мерцающие глаза безошибочно удерживают внимание зрителя. Наши актеры отлично передают чувства взглядами», — объясняет она.

Но не блестками едиными. «Эйфория» точно оставит след в истории моды благодаря способности Бивенс создавать гардероб, тонко отражающий то, как сегодня одевается городская молодежь. Сериал может похвастаться продуманными образами вроде паленого спортивного костюма Louis Vuitton на Мэдди, который сам по себе работает как панчлайн (и отсылает к главной молодой артистке момента Билли Айлиш и ее любви к поддельному LV). В четвертой серии Джулс дает жару в невероятном кукольно-розовом платье из новой курортной коллекции Стеллы Маккартни («одолженном» у дизайнера) и винтажном кружевном топе. Ру же, как признает Бивенс, «могла бы надеть бумажный пакет и по-прежнему выглядеть великолепно».

Этот комментарий многое объясняет, учитывая, что главная героиня большую часть шоу ходит в мешковатых нарядах. Пусть Бивенс и не признает это, «Эйфория» может стать для Зендеи тем же, чем в свое время стала роль в «Кто боится Вирджинии Вульф?» для Элизабет Тейлор. Проще говоря, для актрисы это шанс показать, что она представляет из себя нечто большее, чем диснеевская «Кэти Купер под прикрытием», и может тащить на себе непростую драму, которую, в числе прочих, продюсирует суперкрутая студия A24. Лоск от бессменного стилиста актрисы Лоу Роуча сменили растянутые шорты, безымянные джинсы и поношенные конверсы. Толстовка оверсайз цвета бургунди из масс-маркета Hanes, в которую Ру то и дело ныряет в течение всей первой половины сериала (особенно во время собраний Анонимных наркоманов), «для нее будто детское одеяло, под ним она прячется от монстров», — рассказывает Бивенс.

Рост Хантер Шафер (метр семьдесят восемь) идеально совпадает с ростом Зендеи. Не уступает модель и в своей актерской игре, что особенно впечатляет, учитывая, что это ее первая роль (не считая появления в «Модном контроле» в 2017-м). В последние годы юная транс-активистка появлялась на подиумах Dior, Erdem, Mary Katrantzou и Rick Owens, а также снималась в социально значимых рекламных кампаниях — от #GratefulNotHateful Марка Джейкобса в рамках Прайда-2018 до коллаборации «Молодые и креативные» с брендом Versus Донателлы Версаче в 2017-м.

Барби Феррейра также дарит Кэт свой уникальный опыт. В 2016 году бывшая модель вошла в список «30 самых влиятельных подростков» журнала Time благодаря работе по продвижению идей бодипозитива. Одновременно с этим Феррейра снималась для доступных потребительских брендов вроде American Apparel, ASOS и Adidas.

«Когда я говорю, что они облегчили мне работу, я подразумеваю не их личные качества, а умение носить одежду благодаря моделингу, — говорит Бивенс о Шафер и Феррейре. — Но все героини этого шоу уверены в себе и в своих силах, что меня очень вдохновило». 

Бивенс преследует традиционную для художника по костюмам цель: «Надеюсь, этот сериал получится вневременным. Думаю, это в некотором смысле слепок нашего поколения для потомков». 

Перевод: Дарья Постнова

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki

Вам это понравится