Актеры «Мира Дикого Запада» о сериале

Родриго Санторо и Шеннон Вудворд рассказывают подробности создания проекта.
Второй сезон «Мира Дикого Запада» приближается к финалу. Публикуем интервью с его звездами Родриго Санторо (он же главарь бандитов Гектор Эскатон) и Шеннон Вудворд (она же работница парка Элси Хьюс), которые поведали нам о том, как создатели сериала сохраняют в тайне его сюжетные повороты.

ОСТОРОЖНО, В ТЕКСТЕ ЕСТЬ СПОЙЛЕРЫ К ПЕРВОМУ СЕЗОНУ

А как ваша жизнь изменилась после выхода первого сезона «Мира Дикого Запада»?

Шеннон: Все теперь думают, что я очень умная. Но нет (cмеется), я просто играю очень умную девушку на телевидении, так что зрители автоматически решили, что я тоже умная и начали меня уважать, что очень круто!

Родриго: Да, моя жизнь тоже очень изменилась, к примеру я гораздо больше времени стал проводить в США, работая над сериалом. Я очень горжусь тем, что мы сделали. Все темы, которые поднимались в сериале, стали пищей для моих собственных размышлений. Этот проект просто изменил сам ход моих мыслей, что удивительно!

А когда вы узнали о дальнейшей судьбе ваших персонажей?

Шеннон: Мы получаем сценарии каждый день...

Родриго: Да, обычно сценарий к новой серии к нам приходит всего за пару дней до съемок, любой другой информации по сериалу обычно нет.

А как вам удается держать все в тайне?

Родриго: Все держится в большом секрете. На каждой копии сценарии написаны имена каждого актера, кто получает его в руки. Кроме того, на съемочной площадке нам нельзя пользоваться мобильными телефонами.

Шеннон: Да, телефоны брать нам в руки нельзя, но мы очень гордимся тем, что мы делаем, так что, честно говоря, даже не видела, чтобы кто-то на площадке попытался сделать что-то странное, к примеру, «слить» спойлеры, иначе в его адрес прозвучит: «И ты, Брут?» Мы все так восхищаемся тем, что делают Лиза Джой и Джонатан Нолан, что даже мысли проявить к ним такое неуважение, как слить спойлеры, не возникает.

Безусловно, но всякое же может случиться. Говорят, что актеров «Игры престолов» просят сжигать их сценарии после прочтения. А вам подобное делать не приходилось?

Шеннон: У меня такой «сценарий» не пройдет. Нам сценарии присылают по электронной почте, с кучей паролей, я его даже не распечатываю!

Родриго: Я помню, что в самом начале у меня было всего три часа на прочтение сценария к пилоту. А потом «пффф» и сценарий исчезал! Но такое было только в самом начале работе над проектом!

Сколько же реплик вы выучили за три часа?

Родриго: Этот сценарий мне прислали не для зазубривания реплик, а для того, чтобы я понял, что к чему. Да, пришлось сконцентрироваться и вникать. Я живу в Бразилии, у меня там карьера, я часто путешествую, но такой сериал — это большая ответственность. Он требует серьезного отношения к делу. Я никогда не думал, что подпишусь на что-то подобное, потому что я работаю и живу совсем в другом месте.

Шеннон: Но потом он узнал, что я буду в сериале и тут же согласился на участие в проекте. (Смеется.)

Родриго: Ну вот, ты весь сюрприз испортила! (Смеется.) На самом деле сама структура сериалов меня пугала, на что мой агент сказал, что ты попробуй, разберешься в процессе и, если что, можешь всегда отказаться. А потом добавил, кто будет в сериале… И потом я начал читать сценарий, и он меня невероятно заинтриговал, потому что все темы, которые поднимаются в «Мире Дикого Запада», всегда меня интересовали. А потом я увидел, что в сериале будет Шеннон и сказал: «Нет, спасибо, я пас…» (Смеется.) Уже после мы поговорили по Skype с Лизой и Джонатаном, и я понял (щелкает пальцами), что бы там ни было, я сделаю все, что необходимо, чтобы быть в «Мире Дикого Запада».

В нашем мире сегодня и в сериале, который стал безумно популярным, очень много жесткости. После всех событий, которые происходят в мире, не думали переосмыслить свои решения?

Родриго: Каждый раз, когда я возвращался в Бразилию, я все сильнее ощущал что-то подобное. Да, там всегда было много жестокости, но теперь она вышла на какой-то новый уровень безжалостности и насилия! В «Мире Дикого Запада» мы пытались разобраться в самой человеческой природе и ее предрасположенности к насилию и жестокости. Не знаю, может быть это в наших ДНК, но очень часто люди реагируют на многие вещи именно путем насилия, и это большая тема, которая должна быть вынесена на обсуждение.

Но вы живете сейчас в Рио? Бразилия — ваш дом?

Родриго: Да, я езжу-туда обратно. Когда снимаюсь в сериале, то живу здесь, но считаю своим домом именно Рио-Де-Жанейро. Знаете, это отдельная глубокая тема для разговора, но я очень напуган тем, что происходит. Мне кажется, такого кошмара в стране еще не было. Тем не менее я каждый раз возвращаюсь в Рио. Я всегда еду домой, там живут мои мама и папа, для меня в Бразилия — вся моя жизнь.

А какой поворот сюжета вас лично удивил в первом сезоне?

Шеннон: Я не знала, что Бернард окажется андроидом.

Родриго: Да никто не мог такое себе представить. Но должен вам сказать, что события сериала разворачиваются не в одной временной рамке, так что никогда не знаешь... Вот одна штука, которую все актеры «Мира Дикого Запада» со временем осознали: «Когда речь идет об этом сериале, даже не смей допускать мысль, что знаешь что-то наверняка». Не гадайте и просто наслаждайтесь этим — это одна из прелестей сериала.

Шеннон: А у меня был много совместных сцен с Джеффри Райтом, и я никак не могла понять, почему он почти не смотрит мне в глаза, и говорил он с такой странной интонацией. И после первых двух эпизодов ко мне в голову стали закрадываться страшные мысли, что может быть сценаристы что-то изменили? Может Лиза Джой увидела меня на репетициях и решила все переиграть? После этого она увидела, как я начала подстраивать свою игру под игру Джеффри. Меня тут же остановили и сказали: «Позволь ему быть легато, а сама будь стакатто! Просто пусть будет так!»

Скажу больше, мне не позволяли заходить на съемочную площадку, где Эван Рэйчел Вуд работала с Джеффри, потому что он играл там Арнольда и они знали, что если я это увижу, то сразу пойму, что к чему! Я помню, как говорила охране: «Я могу зайти туда!» На что мне отвечали, что это «закрытые» съемки, а я все повторяла, что мне разрешат пройти, что всем плевать, но они не поддавалась и я не понимала, почему они так странно себя ведут…

Родриго: Да, так что не только вы задавались вопросами! Мы сами были, как слепые котята. У нас не было всей информации, но было много вопросов. Думаю, что у создателей сериала именно такой подход к работе: вы все узнаете только когда придет ваше время.

Трудно вам приходится как актерам?

Шеннон: Я доверяю Лизе и Джонатану, и если они говорят «подпрыгни», то меня только интересует, насколько высоко. Я знаю, что они дадут мне всю необходимую информацию для того, чтобы я справилась со своей ролью. Как бы я не хотела знать, контролировать и понимать происходящее — это не моя работа, и в этом есть свои прелести, мне это даже нравится! Я часть чего-то большего, чего-то спланированного в таких деталях!

Родриго: Да, в подобных ситуациях необходимо огромное доверие. Нам повезло, что они есть у нас, они умны и очень добры, они очень крутые ребята, так что считаю, что нам повезло с ними поработать! По началу мне было очень трудно, я страдал. Для меня всегда процесс подготовки к роли был самой интересной частью работы. Второй сезон меня многому научил. Актеры «Мира Дикого Запада» привыкли работать в условиях дефицита информации, и порой этот «недостаток» нам даже помогал. Иногда актеры готовятся и перебарщивают, стараются показать камере все, на что способны, пытаются все контролировать — у нас же всегда лучшие намерения, но порой даже хорошо знать далеко не все и просто работать с тем, что есть — в этом есть основа самого актерского мастерства.

А фанаты вас навещают на съемках?

Шеннон: Нет, у нас же все так охраняются и потом, у нас так много съемочных площадок, мы постоянно переезжаем!

Родриго: Да, фанаты не знают, где мы! Сами то порой не знаем, где окажемся сегодня (Смеется.) Просто следуем за знаками и GPS, вот вы смеетесь, а это правда. Для меня настоящее приключение добраться до работы! Плюс я же не местный, так что всегда закладываю себе на дорогу лишний час.

Говоря о GPS и технологиях, будь то искусственный разум, дополненная реальность, искусственное продление человеческой жизни — как вы относитесь к этому?

Родриго: Я думаю, что это чистое сумасшествие! Кажется, что больше нет границ, они настолько размыты! Машины, роботы — меня это все безумно пугает, я думаю, что мы все, люди этого мира, только начинаем задавать вопросы и изучать это все, я вот только что разобрался в алгоритме.

Каком? Который предсказывает смерть? О котором написал The New York Times?

Родриго: Вот видите, теперь и такой есть. Каждый день появляется что-то новое, мы живем в очень интересное время. Второй сезон во многом об этом. Я думаю, что вы во многом идентифицируете то, что происходит во втором сезоне в парке с тем, что происходит в вашей жизни. Мы будем невероятно близки к вам и к той реальности, в которой вы живете здесь и сейчас.

Текст: Жанна Присяжная