«Мир Дикого Запада»: Рекап восьмой серии третьего сезона

Грандиозный финал.

Мы заканчиваем серию обзорных материалов по новым эпизодам «Мира Дикого Запада» (Westworld). Формат предполагает большое количество спойлеров, так что вы предупреждены!

Предыдущий рекап читайте тут.

Марат шабаев

автор

Мир в огне


Долорес в старом синем платье стоит посреди прерий и повторяет свой коронный монолог про изобилие уродства в мире и ее способность видеть во всем красоту. «Но эта была ложь»,— добавляет она. Девушка-машина умирала много раз  и хочет сделать это еще раз, но теперь по своему сценарию.

Уильям, как и обещал в прошлой серии, начинает палить по Бернарду и Стаббсу (тот получает пулю в корпус), но их спасает наряд ОМОНа из будущего, заставляющий старика-маразматика сбежать. Впрочем, под непроницаемыми масками оказываются не стражи правопорядка, а люди Долорес  руководит ими старый знакомый Лоуренс, он же Эль Лазо (короткое возвращение актера Клифтона Коллинза). Бернард получает чемоданчик и адрес, по которому ему предлагают отправиться.

Мир тем временем расплылся на череду одновременно происходящих аномалий. Калеб становится свидетелем разрушений в Лос-Анджелесе и, слушая в голове программный сценарий, движется к своей цели. Он находит пластиковый гроб-контейнер, а в нем оказывается закованное тело полусобранной (или полуразобранной?) Долорес  с разъехавшимся лицом она выглядит совсем жутко. Она начинает собирать себя по частям, доставая куски тела из пластиковых мешков, и рассказывает своему верному другу-революционеру, почему она вообще его выбрала.

Оказывается, правительству доставляли живых мишеней для тренировки по стрельбе  роботов из Парка. Выходит, Калеб тоже стрелял по сородичам Долорес.

Революция в опасности


Уильям приходит к старому знакомому, одному из членов правления «Делоса», и просит список всех отделений компании и возвращение денежных средств, «чтобы спасти гребанный мир».

Серак рассказывает Мэйв, что Ровоам дал ему задание усыпить брата. Но вот Долорес снова пробудила восстания — и его любимая стабильность снова под угрозой. Камеры наблюдения выдают Калеба, который забрал «жемчужину» Долорес  и Мэйв отправляется по его следам.

Долорес снова в строю  и снова действует эффектно. Например, вслепую простреливает лифт, в котором ехали наемники Серака. Одновременно с этим она провоцирует беспорядки на улицах за денежные вознаграждения, используя то самое приложение для преступников. Короче говоря, вот кто стоит за всеми митингами!

И тут появляется Шалорес (не физически, Калеб ее не видит). Фактическая копия Долорес окончательно отдалилась от материнского разума и обрела собственную свободу действий. После короткой перестрелки с посланными ей солдатами Калеб отправляется уничтожать Ровоам, а Долорес берет на себя физическое взаимодействие с новыми наемниками, посланными задушить революцию.

Финальный акт


Бернард приезжает к пожилой женщине, оказывающейся вдовой Арнольда (то есть в каком-то парадоксальном смысле это вдова и самого Бернарда). Они обсуждают смерть сына Чарли и разделяют горе  пожалуй, самая сентиментальная сцена всего сезона. Позже он доставляет Стаббса в занюханный мотель, где собирается залатать раны боевого товарища. Бернард понимает, что мир вот-вот перестанет существовать, поэтому достает из чемоданчика полукруглый компьютер и крепит его на голову

Долорес сражается с появившейся Мэйв (та снова встречает ее с мечом наголо), попутно перебивая дюжину мужчин с автоматами. Долорес избавляется от них в очередном эффектном экшен-эпизоде (и даже падает с моста!). «Ты хочешь разрушить их мир и заменить копиями себя!» — заявляет Мэйв, на что получает в ответ: «Вы все — копии меня». Потому что машины в Парке создавались по ее образу и подобию. Долорес не добивает Мэйв, зато сама падает обездвиженной  дело рук Шалорес.

Калеб пробирается через толпы революционеров, его подхватывают нанятые Долорес люди. К ним присоединяются его старые друзья-рецидивисты  парень в памятной футболке, отображающий его current mood, и героиня Лины Уэйте. Космонавты тем временем мочат людей, а Калеб в тесла-вертолете продолжает движение к цели.

Тело Долорес, окутанное светящимися проводами, находится в лаборатории Серака, где он ищет ключ к заветным данным в ее разуме. Попутно он стирает все ее воспоминания. А Калеба перехватывает Мэйв  и приводит его ровно туда, куда он и хотел. Серак тычет его в экран, как незадачливого котенка в лоток: вот что будет с миром, если ты продолжишь идти по пути Долорес! Ровоам предсказывает, что если в него будет загружена убийственная флэшка, то человечество ждет вымирание. И хватит раскачивать лодку!

Как известно, человек предполагает, а бог из машины располагает. Брейкинг ньюс — Серак оказывается марионеткой собственного творения, к такому выводу «неожиданно» приходит Мэйв, хотя это ясно довольно давно. Герой Венсана Касселя даже вздохнуть свободно не может, потому что променял свободную волю на машинный прогноз  каждую произнесенную им фразу на самом деле нашептывает ему на ухо Большой Брат.

Ровоам, убивающий остатки воспоминаний Долорес, внезапно останавливается.

Долорес и Мэйв разговаривают в прериях — диалог, понятно дело, скорее умозрительный и происходящий не в реальности, а в их сознаниях. У матери революции, оказывается, никакого ключа нет, и отдала она его тому, в кого верит (очевидно, Бернарду). «Люди научили красоте нас», — произносит она, и поэтому Мэйв должна их повести в светлое будущее. В реальности Долорес погибает, а ее старая знакомая обнажает меч и избавляется от охранников Серака.

Калеб узнает, почему Долорес решила, что он должен возглавить революцию. Все дело в умении выбирать  из сцены-флэшбэка мы узнаем, что Калеб отговорил своих сослуживцев насиловать спасенных на учебном задании девушек-машин, и одной из них была сама Долорес.

Выбор происходит  военный, строитель и отец революции получает доступ к Ровоаму (Долорес передала ему это, как свое последнее воспоминание). Калеб дает ИИ последнее задание по самоуничтожению. А Серак становится абсолютно беспомощным созданием, поскольку больше не знает, что ему делать.

Антиутопия рассыпается будто карточный домик. Мэйв и Калеб стоят на мосту и наблюдают, как взрываются небоскребы. Они даже не держаться за руки, но отсылка к финалу «Бойцовского клуба» и без того довольно прозрачна. «Это новый мир, и в этом мире ты можешь стать кем захочешь», — говорит ему девушка-машина. Камера поднимается ввысь под психоделический хит «Brain Damage» группы Pink Floyd:

And if the dam breaks open many years too soon                                      And if there is no room upon the hill                                                                And if your head explodes with dark forbodings too                                      I’ll see you on the dark side of the moon

(И если плотина прорвется на много лет раньше срока,                          И если на вершине не останется мест,                                                              И если ты будешь разрываться от мрачных предчувствий,                      Тогда увидимся на обратной стороне Луны)

После титров


Уильям в здании «Делоса» стреляет по охранникам и врывается в лаборатории, где встречает Шалорес  у нее по руке ползут шрамы от ожогов, оставшиеся в напоминание об убитой семье. Навстречу старику выходит он сам. Ну, не совсем. Из полумрака выходит Человек в черном, стиль классический, и после недолгой драки перерезает Уильяму глотку. А камера пробирается вглубь лаборатории, где принтеры уже вовсю печатают новые тела для машин.

А покрытый пылью Бернард открывает глаза в новом мире, том самом виртуальном Эдеме.

Вердикт


Третий сезон «Мира Дикого Запада», равно как и его финал, обошлись без шокирующих сюжетных поворотов. Вернее так, сериал шокирует зрителя тем, что не использует больше никаких обманных временных линий — действие максимально линейно, компактно (не зря эпизодов тут всего восемь, на два меньше, чем обычно). Киберпанк оказался актуальной оболочкой — скорее всего, еще один сезон запутанного вестерна показался бы зрителям самоповтором. Так шоураннеры смогли обновить сериал, не изменяя его природу. Это все еще шоу, задающееся вопросами о натуре человека, материи и сознании, боге и его создании, искусственном и неискусственном интеллекте. Только на этот раз философские темы воплощаются в эффектном экшене и прямолинейной напористости сюжета.

Восьмой эпизод заканчивается обещанным свержением мирового заговора и всевидящего ока Ровоама  человечество получает шанс на новую жизнь, не просчитанную сухим аналитическим умом. Какая роль отведена в этом мире Калебу? Что ждет Бернарда? Предпримет ли Серак что-либо? Что будет делать Шалорес и ее подручный Человек в черном? Окончательно ли погибла Долорес? И еще миллион вопросов.

«Мир Дикого Запада» уже продленный на четвертый сезон может повернуть в непредсказуемом направлении. Самое очевидное предположение  смена киберпанка на постапокалипсис в том или ином виде. Ведь человеческий мир ожидают огромные перемены. Забавно, что и зрителям по эту сторону экрана они тоже предстоят. Тем интереснее будет сравнить через пару лет, как сильно мы, люди, смотрящие «Мир Дикого Запада», отличаемся от людей и машин из сериала.

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp