Лучшие сериалы 2020 года: Выбор критиков и авторов телеграм-каналов

От мистического триллера «Третий день» до фем-драмы «Я могу уничтожить тебя».

Вспоминаем лучшее из трудного 2020-го: критики и авторы телеграм-каналов о кино и тв по нашей просьбе выбрали самые крутые сериалы уходящего года. 

«Третий день»

Для меня 2020-й — год без главного сериала (как, кажется, и прошлый), в личных предпочтениях — смута и княжеская междоусобица, поэтому избранные намечу как стадии зарядки аккумулятора.

«Третий день» .  Опустошающий фолк-хоррор в трех актах и стилях от создателя «Утопии» Денниса Келли, который бесконечно интригует и вытягивает все соки одновременно.

«Полночные откровения».  Мультсериал в формате космокаста, придуманный Пендлтоном «Время приключений» Уордом и подкастером-комиком Данканом Трасселлом. Сначала взрывает мозг сочетанием дикой анимации и насыщенных диалогов на непростые темы, а потом еще и разбивает сердце (как — спойлер).

«Перевал Дятлова».  Лучший, на мой вкус, отечественный сериал года, гуманный и жестокий, стремящийся к документальности и от нее бегущий, сочетающий «советский нуар» и легчайшую стилизацию под оттепельное кино. Хроника объявленной смерти с ее ламповыми моментами и неизбежным финалом.

«Последний танец». Стремительный как баскетбольный матч документальный сериал о последнем чемпионском сезоне «Чикаго Буллз», рассказывающий не только о феномене спорта и его феномЕнах (Джордан, Пиппен, Джексон), но о времени — на площадке и за ее пределами. Не дает передышки и по-настоящему бодрит (потом, правда, надо отдышаться).

«Тригонометрия».  Британский сериал греческой постановщицы Афины Рахель Цангари, стоящей у истоков греческого странного кино (Йоргос Лантимос и кто-то еще), — нежность и ранимость в чистом виде, история про полиаморные отношения, превращающая «любовный треугольник» из бульварного штампа в открытость новому опыту, а еще точнее — к себе.

«Тед Лассо».  Самое оптимистичное (хотя не без горьких ноток) шоу финала-2020: вероятно, шоураннер «Клиники» Биллом Лоуренсом вместе с Джейсоном Судейкисом придумали новое лекарство от тоски — теперь не во врачебном халате, а спортивном костюме.

«Чем мы заняты в тени». Оба сезона вампирской комедии о злоключениях комичных вечных кровососов в NY стали тем шоу, которое, если не спасает жизнь, то как минимум лечит упадничество (жаль, что всего два сезона и повторю за всеми: ничем не хуже оригинального фильма — в чем-то даже лучше).

Катерина Высоцких

Cinemarticle


«Ход королевы»

«Какой год — такие и сериалы», — частенько говорят, подводя итоги этого пандемичного года. А я скажу, что в 2020-м было много разношерстных проектов — от пугающих и играющих на струнах нашей нервной системы до душевных и вселяющих надежду.

Начнем с сериала, который всколыхнул мои добрые воспоминания о детстве без смартфонов и коротании вечеров с прадедом за шахматами — «Ход королевы». История становления молодой шахматистки — идеальный пример того, как два глубоко одиноких человека могут помочь друг другу найти свой путь. Пожалуй, это один из лучших зарубежных проектов, где русский человек — не заклятый враг, а честный, достойный и уважаемый соперник.

В звании самого атмосферного проекта, благодаря актерской игре Джуда Лоу, операторским приемам и диковинной цветокоррекции, в этом году побеждает «Третий день» — театрализованный хоррор о мужчине, застрявшем на таинственном острове. Проект довольно сложен для восприятия, но если приглядеться, то можно заметить массу религиозных отсылок и насладиться тем, как нас пугают лишь ожиданием страха.

К счастью для нас, это не единственный яркий хоррор этого года. Все благодаря Майку Флэнегану — автору антологии «Призраки дома на холме», продолжение которой — «Призраки поместья Блай» — объединило фильм ужасов и мелодраму и погрузило нас в новое рассуждение на тему смерти. А пятый эпизод сериала стал для меня чем-то вроде восьмой серии третьего сезона «Твин Пикса» — откровение, которое действует на каждый из органов чувств.

И напоследок хочется отметить проект, который отлично впишется в приятные проводы этого сложного года — комедийную мелодраму «Дэш и Лили» о двух подростках, которые нашли друг друга перед самым Рождеством. Кто знает, может вам она тоже напомнит новогоднюю версию культового фильма 90-х — «Дом у озера».

Владислав Копысов

Заскриптованный


«Перри Мейсон»

Лучшим сериалом 2020 года могли бы стать «Наследники», если бы пандемия не нарушила съемочные графики продакшнов по всему миру. Но раз уж третий сезон флагманского сериала HBO пока не случился, с грустью подводим итоги без него. Ниже 5 сериалов, которые порадовали меня в уходящем году.

«Перри Мейсон» — красивый нуарный детектив, в котором HBO с помпой перепридумал культового литературного персонажа. Нас познакомили с побитым жизнью забулдыгой, который не лишен таланта сыщика и чувства справедливости. За восемь серий он пройдет путь от пьяницы до представительного юриста с собственной адвокатской конторой. Классная актерская работа звезды «Американцев» Мэттью Риза в наличии.

«Воспитанные волками» — Ридли Скотт уже давно вещает в своих работах на религиозную тему. Пожалуй, «Воспитанные волками» — первый раз за 15 лет, когда он сделал это удачно. Помог ему в этом сценарист «Пленниц» Аарон Гузиковский, который написал 10 серий, насыщенных афоризмами, противоречиями и размышлениями про религию, родительский долг, идолов, науку и нравственность. К счастью, Гузиковский не забыл и про сюжет. По ходу сезона «Воспитанные волками» мечутся между семейной драмой, сай-фай боевиком и триллером. Наблюдать за ходом мысли создателей сериала было сплошным удовольствием.

«Разрабы», они же «Программисты» — философское высказывание сценариста «Пекла» и «28 дней спустя» Алекса Гарленда. Красивый мини-сериал о смысле жизни, бессмертии, монополизации индустрии и промышленном шпионаже. Это не тот случай, когда запоем смотришь все серии. Не тот случай, когда можно между диалогами отвлечься на ленту соцсетей. Возможно, даже не тот случай, когда стоит начинать просмотр, не ознакомившись с другими работами Гарленда. Автора «Разрабов» уже давно беспокоит тема бессмертия и человеческой эволюции — в этот раз он предлагает нам трактовку, в которой человечество будет жить вечно благодаря сверхмощному квантовому компьютеру.

«Родина» — в 2020-м завершился один из главных шпионских сериалов десятых. В текст по итогам года он попал потому, что закончить сериал после восьми сезонов и не облажаться — отдельное искусство. Шоураннерам «Родины» это сделать удалось. История, начавшаяся в 2011 году пришла к закономерному финалу, который не заставил зрителей писать гневные посты в соцсетях. Можно сколько угодно говорить, что после третьего сезона сериал скатился (хотя я бы с этим поспорил), но мы точно будем скучать по шпионке с биполяркой и фирменной плаксивой гримасой.

«Чужак» — редкий случай, когда январский сериал дотягивает до топа по итогам года. «Чужак» это сделал благодаря оригинальной смеси детектива, мистического триллера и примеси хоррора. Этот проект почему-то не ходил в числе самых ожидаемых до его премьеры, хотя там шикарный список имен в графе «Создатели»: Ричард Прайс («Прослушка», «Однажды ночью») и Стивен Кинг как первоисточник. Их текст в мрачных тонах экранизировали режиссеры «Озарка» Эндрю Бернштейн и Джейсон Бейтман. Последний еще и сыграл убийцу мальчика, изуродованное тело которого нашли в лесу возле маленького городка. Расследовал дело Бен Мендельсон («Изгой-один: Звездные войны. Истории»).

Татьяна Шорохова

Кимкибабадук


«Тед Лассо»

«Тед Лассо», Apple TV+

Тот редкий случай, когда сверхположительный герой не похож на кусок патоки на экране, а просто находится на своем месте в свое время. Джейсон Судейкис играет американского тренера, переезжающего работать в Великобританию — и заражает всю команду своим оптимизмом. Нам же остается только радоваться, что сериал продлен на второй сезон.

«Ферзевый гамбит», Netflix

Экранизация прекрасного романа Уолтера Тевиса оказалась практически побуквенной, но при этом не утратила ни капли очарования: писатель обожал шахматы и преклонялся перед советскими гроссмейстерами. Победить их могла только очень умная девушка с кучей проблем — Аня Тейлор-Джой играет как раз такую, и это идеальное попадание в образ.

«Рассказы из петли», Prime Video

Меланхоличный сериал по книге шведа Саймона Столенхога, проиллюстрировавшего аналоговое будущее без цифрового прорыва. Это анти «Черное зеркало», здесь технологии должны помогать людям, но люди, как известно, бывают разными. Кто-то переносится в будущее, кто-то меняется телами, кто-то останавливает время. Великолепная фантастика с грустинкой, роскошной музыкой и дивной операторской работой.

Ксения Реутова

кинокритик


«Страна Лавкрафта»

«Тьма», 3-й сезон, Netflix

Достойное завершение запутанной немецкой истории о путешествиях во времени, ядерной катастрофе и попытках изменить судьбу. Теоретически «Тьму» можно было бы продолжать до бесконечности: основа сериала — теория вечного возвращения Ницше, суть которой заключается в том, что наше бытие циклично и состоит из многократного повторения событий, уже когда-то имевших место быть. К счастью, авторам хватило сил поставить точку в нужном месте и подарить своим измученным фатумом героям пусть и довольно спорный, но все-таки хэппи-энд.

«Тед Лассо», Apple TV+

Сериал, возвращающий былое величие жанру ситкома. По сюжету тренер заштатной команды по американскому футболу неожиданно получает приглашение возглавить тренерский штаб футбольного клуба из Английской премьер-лиги. Естественно, речь идет о разных видах спорта, но главного героя это не смущает. Вопреки ожиданиям, футбола в «Теде Лассо» не так уж много. Это сериал не о спортсменах, а о людях, и он наглядно показывает, что быть хорошим человеком иногда важнее, чем быть профессионалом.

«Неортодоксальная», Netflix

Вышедший еще в начале года мини-сериал о побеге из хасидской общины потряс меня по многим причинам. Во-первых, он снят на идише — языке невероятной красоты. Во-вторых, сюжет о борьбе женщины за свою свободу никогда не будет для меня избитым. Наконец, его немецкая часть (героиня бежит из Нью-Йорка в столицу Германии) снята в тех местах, где проходит Берлинский кинофестиваль. И хотя образ Берлина в сериале получился не совсем правдоподобным, намерения создателей ясны. Они хотели вписать в трагическую биографию города новую страницу: когда-то евреев здесь ждала смерть, а сейчас — жизнь.

«Страна Лавкрафта», Амедиатека

Удивительный сериал-хамелеон, в каждом эпизоде меняющий жанровую форму, а иногда и центрального персонажа. Его сюжетное новаторство — в том, что с лавкрафтовскими ужасами здесь сталкиваются совершенно новые герои, темнокожие американцы. Конечно, сам Лавкрафт их на страницы своих произведений никогда бы в таком количестве не пустил: он был ксенофобом. Но сериал основан не на его книгах, а на одноименном романе Мэтта Раффа, и он помещает афроамериканцев в кинематографический контекст, с которым их раньше никогда не ассоциировали. Персонажи становятся то искателями приключений в духе «Индианы Джонса», то охотниками за привидениями, то сыщиками-интеллектуалами. А вот теперь, внимание, вопрос: что мешало сделать это раньше? Ответ очевиден, но каждый зритель должен дойти до него самостоятельно.

«Ход королевы», Netflix

История о девочке-вундеркинде, которая влюбляется в шахматы в детском приюте, а потом, вырастая, уделывает гроссмейстеров, — идеальный сериал эпохи коронавируса. Потому что сложное ментальное состояние главной героини — результат экзистенциального ужаса перед непредсказуемостью, нелогичностью и несправедливостью жизни: в любой момент все может разрушиться, и никакой компенсации не будет. Шахматы становятся для Бет единственным способом упорядочить свое существование, но спасают ее в итоге не фигуры на клетчатой доске, а живые люди: да, каждый конкретный человек рано или поздно уйдет, но человечность останется.

Егор Беликов

Нувельваг


«Я могу уничтожить тебя»

В прошлом году я писал для любимой-дорогой «Амедиатеки» в аналогичном материале жанра «братская могила кинокритиков» о том, что, мол, 2019 год выдался для телевизионного искусства своеобразным, и выбирать особо не из чего. Что ж, накаркал: 2020 год оказался богат лишь на две вещи — сериалы и проблемы в реальности.

Скорее грустно, чем радостно вспоминать, как мы смотрели все это варварское великолепие, чтобы хоть на секунду позабыть о невидимой смертельной угрозе, которая уже летает на твоей улице, заходит в твой подъезд, садится в твой лифт, размножается в твоих легких. Netflix окончательно задоминировал в области традиционной теледокументалистики, когда выпустил «Короля тигров», IRL-версию «Твин Пикса» о зверствах в мире людей, и не менее архетипичный, но мастерский «Ход королевы» в другом известном жанре «старый конь борозды не испортит» (в смысле, что мы такие фильмы о пути к успеху сто раз видели, но радостно посмотрели в сто первый).

HBO, к их чести, продолжал экспериментировать с артовыми и молодежными форматами, породив на свет мини-шедевр «Я могу уничтожить тебя» о ПТСР для жертв сексуального насилия и приятную профем «Бетти». Спасибо также за «Нового Папу» — было стильно и элитарно. Хотя необходимо признать, что ничего круче, чем предельно, даже надрывно традиционный «Я знаю, что это правда», на этом достославном кабельном канале так и не вышло. Из остального запомнились анемично-эротичные «Нормальные люди», истошно-пародийная «Великая», революционно-зумерские «Мы те, кто мы есть» и, пожалуй, что все, но это действительно немало.

Даже проходняк в этом году ощущался сильнее, чем обычно — и несложно понять, что же послужило причиной нашей повышенной эмоциональной восприимчивости. Не знаю, как вы, а я с радостью обменяю сто лучших сериалов тысячелетия за возможность без нервов слетать за границу, чего и вам желаю.

Анна Филиппова

Дама с урановым колье


«Рами»

«Рами»  

(Как бы) тихий, камерный сериал, который не очень заметили в бурном 2020-м. В главной роли, во многом списанной с себя, стендапер Рами Юссеф. Рами — развращенный миллениал, который задумал стать правоверным мусульманином. Проблема в том, что к колоссальной духовной задаче он подходит как к очередному пункту в вишлисте. Так, что там у нас? Ходить в мечеть, не есть свинины. Даже по части таких формальностей Рами прокалывается. Во втором сезоне в его жизни появляется строгий шейх (Махершала Али), который говорит неприглядную правду в лицо. Сериал вроде бы про столкновения XXI века — постмодерн встречает ислам, в айфон загружен Коран. С другой стороны — это забытая классика: исповедальная литература, которой развлекал публику еще Руссо.

«Мы здесь» 

Американские дрэг-артисты ездят по «красному поясу» США и эпатируют местную неискушенную публику своим имиджем, поведением, взглядами… да в принципе, самим своим существованием. «Либералы с Бродвея», как удачно сказали в «Выпускном» Райана Мерфи, едут к реднекам с крестовым походом. В России конца XIX века такие мероприятия назывались «хождение в народ». В американском изводе более субъектно — «Мы здесь». Хочется добавить «власть», но судя по результатам президентских выборов в США, это пока не совсем так.

«Меломанка»

Это 10-серийный бенефис Зои Кравиц (достаточно для того, чтобы хотя бы начать смотреть). Про таких персонажей, как Робин (Кравиц) говорят — hot mess. То есть тараканы у нее в голове жирные, как в тропиках. Не каждый актер сможет воплотить такое ТЗ на экране, а вот Кравиц смогла и справилась на «пятерку».

Надо ли констатировать очевидное? В сериале потрясающий, просто убийственный саундтрек (чем-то напоминающий трек-лист к «Большой маленькой лжи»). А еще абсолютно очаровательные персонажи, — не в последнюю очередь потому, что гики. Ретрограды сетуют, что фильм 2000 году (с Джоном Кьюсаком) был лучше, чем ремейк с Кравиц, а мне лично кажется, что все ровно наоборот.

«Ожидание Эми» 

Во-первых, никто не снимает документальные фильмы и сериалы про знаменитостей лучше HBO (вспомнить хотя бы «Быть Сереной»). Во-вторых, наблюдать за трансформацией Эми Шумер, которая скабрезно шутила про жопы, анальный секс и мексиканцев по имени Джон, в мать-героиню, которая сметает барьеры, интереснее, чем читать русский психологический роман.

«Мы те, кто мы есть» 

Eye candy от Гуаданьино. Что тут еще сказать?

Ася Заболоцких

Choose British


«Отыграть назад»

Сериалы в этом году стали неким спасением от жестокой реальности. Многочисленные стриминги предлагали разный контент от мюзикла «Гамильтон» Лина-Мануэла Миранды до live-выступления Арины Гранде. Сериальные проекты только помогали разнообразить времяпровождение и вспомнить, какой жизнь была до covid-19 и во что может превратиться в будущем. Хочется рассказать про много интересных работ, но поделюсь только несколькими, которые остались в памяти.

Четвертый сезон «Короны»

Каждое продолжение сериала про правление Елизаветы II для меня какой-то праздник. Четкая и глубокая драматургия Питера Моргана, где сплетается документалистика с художественностью рассказывают о Соединенном Королевстве намного больше, чем все взятые учебники по истории вместе взятые. Но сентиментальных книг о монархах выпущено навалом, и сам сериал «Корона» похож на работу Саймона Дженкинса «Краткая история Англии».

Отличается шоу от литературного произведения только изобилием драматизма и гиперболизацией проблем. Если в предыдущих трех сезонов все было сбалансировано и все-таки ставило факт наравне с художественностью, то четвертый сезон ощущается по-другому.

Безусловно, это пока что самая личная работа Питера Моргана, потому что появляются сюжетные линии про политику Маргарет Тэтчер и ужасную судьбу принцессы Дианы. Это все родное и близкое для шоураннера и ощущается в каждом кадре. За просмотром сериала постоянно сжималось сердце, и я уже не могла сосчитать, сколько раз проливала слезу (а это было почти над каждым эпизодом). После такого экспириенса страшно представить, что будет дальше в шоу, так как следующие года уже были упомянуты в другой культовой работе Питера Моргана — «Королева» (2004). Возможно, нынешний сезон был только цветочками.

«Отыграть назад»

Второй сериал, который я бы хотела упомянуть в этом списке, тоже совсем недавний — «Отыграть назад» Дэвида Э. Келли. Конечно, по-своему шоу предстает неким копипастом «Большой маленькой лжи» (все-таки один и тот же шоураннер, и Николь Кидман в главной роли), но именно актерский ансамбль меняет представление о заявленной триллер-детективной истории.

Разные стриминги и в особенности канал HBO последние годы еще больше фокусируется на проблемах богатых, с какой-то стороны привилегированных людей (здесь хочу передать привет «Наследникам»). У «Большой маленькой лжи» был точно такой же подход, и Николь Кидман возвращается к роли белой цисгендерной женщине с большой суммой в кошельке, и ничего не происходит.

Правда, локация сменилась на Нью-Йорк, и улицы мегаполиса играют совершенно отличную симфонию от главной героини. Однако настоящая жемчужина всего шоу — это персонаж Хью Гранта, который водит за нос зрителя до самого конца, сменяя маски одну за другой. В последние годы британский актер феноменально меняет свое заевшееся амплуа героя-любовника и не отказывает себе в работе даже над «Паддингтоном». В таком случае, наблюдать за ним в тандеме с Николь Кидман — настоящее зрелище.

«Я могу уничтожить тебя»

Создательница сериала Михаэла Коэл — одна из самых интересных личностей в британской телевизионной и киноиндустрии. Она предпочитает откровенность, прямолинейность и реализм на пересечении с британским черным разрушающим юмором. Такой коктейль не каждый сериал BBC может предложить в последние годы.

Личное у нее становится общественным и предлагает вступить в настоящий диалог. «Я могу уничтожить тебя» завлекает твиттерских форматом, как будто какой-то человек по ту сторону цифрового мира обнажает душу перед незнакомцами в Интернете. А социальные сети много кому спасли жизнь благодаря такой функции. О харассменте и насилии сейчас снимается слишком много, и иногда следить за каждым новым проектом очень трудно. Но все они стилистически и драматургически работают на пересечении детектива и псевдодокументалистики.

У Коэл получается искренняя, живая, настоящая история, которая с каждой новой серией становится универсальной. Практически любой зритель может отразить собственные переживания и проблемы, наблюдая за сложностями главной героини. Однако это не единственная тема всего сериала, Михаэла Коэл словно пишет письмо всем друзьям, знакомым, и в особенности любимому Восточному Лондону, как доказательство, что она вместе с ними и готова поддержать.

«Великий притворщик»

Сколько на Netflix можно найти аниме, над которыми работали западные и восточные компании, но никак не приходили к единому соглашению. С «Великим притворщиком» получается совершенно другая история. Авантюрное, кислотное и просто комичное аниме Хиро Кабураги отсылает к японской мультипликации нулевых не по стилю, а именно из-за драматургии. Современность дает о себе знать в мультинациональности главных героев и возможности говорить на одном языке и понимать друг друга.

В первой серии сразу же делают памятку, что все персонажи говорят по-английски, но мы оставим японскую озвучку, потому что так удобно. Обычно зрителю приходится догадываться, на каком языке разговаривают главные действующие лица. Так, например, было с аниме «Юри на льду», где по логике было понятно, что все фигуристы используют английскую речь между собой.

«Великий притворщик» сильнее стирает границы между разными национальности, потому что люди, объединенные одной идеей, и так понимают друг друга с полуслова. Это не единственный плюс аниме, потому что, в принципе, историю про мошенников с комплексом Робин Гуда и с такой невероятной харизмой не часто можно встретить в японской анимации. А еще в эндинге играет песня Фредди Меркьюри, в честь которой и назвали проект.

Ярослав Забалуев

Проснуться в Шанхае


«Авеню 5»

Подведение итогов года вещь сколь пустая, столь и воздушно-необязательная. В момент, когда пытаешься вспомнить, что же тебя по-настоящему зацепило, на ум (при известной честности с собой) приходят вещи не «важные», а почему-то застрявшие в памяти. В случае с сериалами для меня это, как ни странно, не «Королевский гамбит» (замечательный), а, например, «Авеню 5» — сериал идиотский, но обладающим собственным ритмом дыхания, с которым приятно иногда совпасть (хорошо, что его продлили на второй сезон).

Намертво застрял в памяти Дэвид Теннант из трехсерийного «Деса» — самый страшный маньяк года, похожий сразу на нескольких икон брит-попа. За ностальгию в моем топе отвечает «Мир! Дружба! Жвачка!» — катапульта прямо в детство для всякого, кто родился в восьмидесятые. «Последний министр» — безусловно лучшее политическое шоу в России прямо сейчас, хорошо, что будет второй сезон. Ну а потеря года это закрытие «Меломанки» с Зоей Кравитц — самого нежного, воздушного и музыкального сериала года. Актриса уже назвала телевизионщиков расистами, но по-моему они просто идиоты.

Мария Ремига

Cinemaholics


«Полезные советы от Джона Уилсона»

Подведение итогов — это всегда веселое погружение в пласты собственного склероза.  В этом году, впрочем, фавориты пришли на ум удивительно быстро: вообще, в подобных случаях удобно руководствоваться принципом первого импульса. 

«Я могу уничтожить тебя»

Фем-сенсация года, сериал, зашедший в разговоре на тему сексуального насилия так далеко, что следующим оратором допрыгнуть до этой планки будет ой как нелегко. Коэл не боится быть противоречивой, нелепой или даже грубой — ее смелость города берет. 

«Мертвые души»

Григорий Константинопольский, самый раскованный русский режиссер, снова играет в классики: получается дьявольски смешно. Из Гоголя вынута вся мистическая подоплека и удивительным образом оказывается, что бытовая, бюрократическая хтонь будоражит не меньше. Цыганов в роли Чичикова — гениальное кастинговое решение. Выводы в финале неутешительные, но подаются они с ядовитой улыбкой — и правильно, потому что мир по горло сыт древнерусской тоской. 

«Полезные советы от Джона Уилсона»

Блистательный док-сериал о жизни в Нью-Йорке без единого проходного эпизода. Уилсон как бы строит весь проект на беседах о мелочах (чехлы для мебели, рецепт идеального ризотто), но рисует при этом объемную картину большого города. Эпизод про строительные леса красиво рифмуется с другим важным доком этого года, «City Hall» Фредерика Вайсмана, который тоже через обсуждение архитектурных решений показывает, что благими намерениями вымощена дорога известно куда. 

Специальные упоминания: «Последний министр» Романа Волобуева, современная сказка о вечном — идиотах, которые хотят нам всем сделать хорошо (но хорошо они не могут сделать даже себе); «Холостяцкий дом» Тима Хайдекера и Эрика Вейхейма — злейшая деконструкция классического ситкома: в каждом эпизоде появляется тема/прием, которого по всем законам там быть не должно, при этом стилизация настолько бесшовная, что не сразу понимаешь, в чем подвох. 

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp