«Эйфория» и что-то важное между: Как спецэпизоды превращают сериалы в большое кино

Ру и Джулс откровенно говорят о себе и мире вокруг.

В декабре 2020-го и январе 2021-го вышли специальные эпизоды сериала «Эйфория» (Euphoria).  В этих сериях-подарках (скрасивших нам ожидание второго сезона, премьера которого сдвинулась из-за пандемии) две главные героини просто сидят на диванах (разных — в ресторане-дайнере и в кабинете психотерапевта) и говорят, говорят о себе, своих терзаниях, болезненно проживаемых чувствах.

В целом эпизоды можно было бы воспринять как дополнительные материалы с несуществующего DVD (вообще, очень грустно, что эта культура, взращенная дисками, понемногу отмирает — так приятно было искать в меню на диске всякие видеосокровища, сокрытые от невнимательных глаз), но не стоит проходить мимо этих, по сути, полноценных среднеметражных картин — они уж очень самобытны.

Егор Беликов

автор

Зачем вообще нужны специальные эпизоды?


Сперва стоит сказать пару слов о том, что вообще такое спецэпизод. По сути, это очередная серия какого-нибудь сериала, которая немного отходит от глобального сюжета или же продолжает его. Выходят такие случайные радости иногда прямо внутри сезона, между сезонами или же как гранд-финалы — напоследок, и их приходится ждать годами. Бывают приурочены и к праздникам — на Западе цветет культура Christmas specials, иначе говоря, спецэпизодов, задекорированных под рождественские и новогодние праздники. Хронометраж их варьируется — снимают и совсем маленькие, и полнометражки.

Спецэпизод — это роскошь, перевод телеканальных бюджетов, которые могли бы пойти на новые серии, а их можно было бы показать в эфире на привычном тайм-слоте и открутить там побольше рекламы. Если шоураннеры находят в себе смелость снять что-то вне расписания, значит, игра стоит свеч — это редкая для них возможность самовыражения, перспектива поиграться с любимыми (а иногда уже осточертевшими) персонажами, поместить их в неожиданные обстоятельства и посмотреть, что произойдет. Поэтому спецэпизоды стоит изучать, даже если вы не слишком увлечены «материнским тайтлом», — там может быть все по-другому, неожиданно и удивительно. В художественном плане, конечно.

«Неприятности не вечны»


Вышеприведенному описанию в полной мере соответствует первый спец «Эйфории» с лиричным названием «Неприятности не вечны». И заглавие это весьма символично: закрывая собой чудовищный 2020 год (серия вышла 6 декабря), шоураннер Сэм Левинсон будто намекает нам, что не надо замыкаться на воспоминаниях о море и утопии — нужно все же продолжать жить хоть как-то.

Точно так же пытается куда-то двигаться Ру, героиня актрисы и певицы Зендеи, которая одной нервной и душной ночью решает встретиться и поговорить со своим «спонсором» по имени Али — так на жаргоне Общества анонимных наркоманов называют  советника в вопросах завязки, который поддерживает и выхаживает несчастного или несчастную. В этом вопросе важнее всего многолетняя выдержка — как известно, наркомания считается неизлечимой болезнью с пожизненной ремиссией.

Серия действительно почти целиком состоит из одного длинного разговора Ру с Али — есть незначительные, но стильные мини-интермедии, но даже только мастерски срежиссированного диалога оказывается достаточно, чтобы раскрыть по полной суть этой мятежной личности. Она вроде бы пытается завязать с наркотиками, но мы при этом отчетливо понимаем, что у нее дома что-нибудь припрятано. Все это причудливо рифмуется с любовными отношениями Ру — она как бы хочет быть вместе со своей возлюбленной и подругой Джулс (героиней второй спецсерии), но понимает, что все сама такими темпами и испортит.

Удивительно, но «Неприятности не вечны» смотрятся совершенно понятно и приятно, даже если не увидеть заранее предыдущие восемь эпизодов. Обо всем можно догадаться по контексту. Так снимают некоторые авторские фильмы, где зрителя подключают к сюжету не с самого начала, а в середине (приходит в голову, например, каннский комедийный хит «Тони Эрдманн») — на самом деле это смотрится почти всегда любопытнее, чем пролог, где все подробно разжевывают. Поэтому из скромной серии вырастает постепенно что-то большее — исчерпывающая элегия о борьбе со внутренними демонами, которые найдутся у каждого, не только у наркоманов в завязке. Это одна из лучших работ Сэма Левинсона, вовсе не бездарного, если что, шоураннера, — и чуть ли не самая замечательная во всем сериале.

«К черту всех, кто не рыба-капля»


Совершенно другой подход и другую героиню демонстрируют в втором спецэпизоде. Здесь Джулс (ее играет актриса и модель Хантер Шафер) сидит на терапевтическом сеансе и рассказывает о своих проблемах. Нюанс в том, что она, как и Шафер, — трансгендерная девушка. И это, конечно, очень актуальный монолог: проникновенный, искренний (а уж в правдивости ее слов сомневаться не приходиться — Шафер выступила также и сценаристкой, то есть наверняка привнесла в текст много своих мыслей и чаяний), из мира, нам незнакомого пока во всех подробностях.

Это мир людей будущего, которым дана свобода гендерного самоопределения, вместе с ней — смелость меняться в телесном плане, но с ними приходят и разнообразные внутренние противоречия. Джулс не хочется подстраиваться под мерзких мужчин, но в то же время в сексуальном плане она от них зависит. Столкновения трансгендерной девушки с ними часто заканчивались травматично. Ее лучший опыт был с анонимным собеседником в мессенджере, и пусть он закончился крайне трагично, но все равно ее фантазии визуализируются в эпизоде живописно и эротично.

Эта серия, наверное, не может похвастаться такой же независимостью от глобального сюжета, как «Неприятности не вечны»: она дополняет разными эмоциональными и фактологическими подробностями и предыдущий эпизод, и первый сезон. К тому же зрителю необходимо смекнуть, что и в декабрьском спеце, и в январском есть сцены, которые не происходят на самом деле, — их выдумывают себе героини как несбыточную мечту. Пожалуй, это излишнее усложнение для такой простой концепции — но, несомненно, вкрадчивый тон эмоционального рассказа Джулс многое искупает.

Еще три крутых спешла других сериалов


Кадр из специального эпизода сериала «Дэдвуд»

Вообще, спецэпизоды — не такая уж типичная штука, их трудновато найти, и большая часть их приурочена к Рождеству (как, собственно, и спешлы «Эйфории» были выпущены к новогодним каникулам и под начало 2021 года, соответственно,— для каждого, кто пережил 2020-й, это тоже праздник). Есть несколько любопытных примеров-исключений.

«Дэдвуд: Фильм» (Deadwood), 2019

Сперва — полнометражные фильмы. Среди них особняком стоит финальный эпизод вестерн-сериала «Дэдвуд», почти что двухчасовой, одного из до-«игропрестольных» хитов канала HBO. Допустим, что его вполне можно смотреть и тем, кто не освоил первые четыре сезона. Это чистопородистый, как рысак, образчик жанра (все столпы вестерна ушли в постмодерн, как Клинт Иствуд) — шляпы, усы, мушкеты, беззаконие.

«Антураж» (Entourage), 2015

Если «Дэдвуд» закончили все же телефильмом, то вот прощальные фанфары «Антуража» отгремели в прокате, на широком экране (может, помните, были такие здания — кинотеатры). Это крайне стильный, предельно расслабленный, недопустимо маскулинный и, положим руку на сердце, сегодня подустаревший сериал о гламурной и негламурной жизни в Голливуде (потерял он актуальность в том смысле, что нынче там царят другие порядки), актерском пути к успеху и обо всем таком. Без сериала ценности не имеет, а вот после него смотрится замечательно: в полный метр удалось захватить всю чилловую атмосферу.

«Джерри до «Сайнфелда» (Jerry Before Seinfeld), 2017

Крайне любопытное стендап-дополнение великого ситкома в жанре «ничего не происходит»: комик Джерри Сайнфелд, который сыграл там комика Джерри Сайнфелда, вспоминает о проекте, что навсегда изменил его жизнь и комедийное телевидение. И параллельно рассказывает со сцены свой материал — и это, в свою очередь, причудливо перекликается с открывающими моментами почти любого эпизода сериала, действие которых тоже происходило в стендап-клубах. Любимец Америки сильно изменился — и в его эволюции ощущается, как быстро меняется мир, но это, в свою очередь, не грустно, а очень интересно. Как Сайнфелда стали волновать совсем иные вещи, так и Америку вокруг него.

«Студия 30»: серии в прямом эфире (s05e04, 2010 и s06e19, 2012)

Один из лучших американских ситкомов века вообще-то снимался не в трехстенных декорациях и без закадрового смеха, а как у «взрослых» — со сложной постановкой, неожиданными вставными сценами и так далее. Но в последних сезонах гениальная Тина Фей, которая и сериалом рулила, и главную роль в нем играла, осмелилась снять программу в полном прямом эфире, заранее ее отрепетировав со всей съемочной группой (а приглашенным гостем в одном из эпизодов был, на секундочку, Пол Маккартни).

Причем, таким образом, сериал концептуально совпал с тем, что воспевал, — идея проекта возникла у Фей после того, как она несколько лет отработала в труппе культовой американской программе Saturday Night Live, которая и выглядит как театрализованное комедийное представление в полном прямом эфире. Живые серии «Студии 30» игрались дважды по одному и тому же сценарию и транслировались, соответственно, на Западное и Восточное побережье. И это просто чистое счастье: влюбленные в свое странное и веселое дело артисты буквально искрятся в кадре и играют виртуозно, учитывая, что у них не было права на ошибку. Настоящий шедевр эфирного ТВ.

В новом выпуске подкаста «Еще одну и спать» наши постоянные ведущие Александра Нелюбина и Егор Москвитин вместе с бывшей солисткой группы «Serebro» и фронтвумен «FAVLAV» Полиной Фаворской, а также врачом-психиатром Светланой Кременицкой обсуждают один из главных сериалов о поколении Z «Эйфория» .

Поделиться в facebook
Поделиться в vk
Поделиться в twitter
Поделиться в odnoklassniki
Поделиться в whatsapp